Что за обряды проводят масоны



Посвящение в масоны (1) (Ритуал первого градуса)

Посвящение в масоны (1)

(Ритуал первого градуса)

Итак, мирянин, взыскующий «масонского света» и решивший вступить в ложу, становится масоном посредством ритуала инициации, или посвящения в первый градус. Прежде чем ему будет позволено вступить в храм, правое колено кандидата обнажается, левая нога – с надетой туфлей – обувается в сандалию, глаза завязываются платком, и в таком виде он оставляется на полчаса наедине со своими мыслями в «комнате для размышлений», которую охраняют изнутри и снаружи несколько «братьев», вооруженных мечами. Вместе с кандидатом остается лишь «брат», рекомендовавший его в ложу, однако разговаривать им запрещено.

В комнате господствуют черный цвет и эмблемы смерти: клепсидра, фонарь, кости скелета, кусок черствого хлеба и кувшин воды. Последние два символа заимствованы из Ветхого Завета, точнее – из Третьей книги Царств, где говорится о пророке Илии, который, прежде чем убежать от гнева Иезавели в пустыню и затем к горе Хориве, «лег и заснул под можжевеловым кустом; и вот, Ангел коснулся его и сказал ему: встань, ешь (и пей). И взглянул Илия, и вот, у изголовья его печеная лепешка и кувшин воды.

Он поел, и напился, и опять заснул. И возвратился Ангел Господень во второй раз, коснулся его и сказал: встань, ешь (и пей); ибо дальняя дорога пред тобою. И встал он, поел и напился и, подкрепившись тою пищею, шел сорок дней и сорок ночей до горы Божией Хорива» (19:5–8).

Таким образом, хлеб и вода в «комнате для размышлений» суть символическая пища мирянина до того, как он начнет «путь» инициации. Черствый хлеб в данном случае символизирует мотивы старения и немощи на лоне плодородной природы, а вода в сосуде суть бессмертная душа, заключенная в тело (сосуд), как этот символ трактуют пифагорейское и платоническое учения.

В комнате посвящаемого просят составить символическое завещание, в котором поименованы его обязанности. Речь прежде всего идет об обязанностях человека как личности и в отношении себя самого, и в отношении мира, ибо перед лицом посвящения непосвященный как бы умирает, а его завещание, будучи отражением сознания человека, готового к «новой жизни», является пропуском для входа в храм.

По обычаю, прежде чем войти, посвящаемый должен трижды постучать в дверь храма. Этот ритуально-символический жест в английских масонских «катехизисах» объясняется посредством следующего стиха из Евангелия от Матфея: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам» (7:7). Троекратный стук в данном случае символически намекает на Святую Троицу христиан, ибо еще в XVIII веке существовал обычай: освящая новый храм, христианский священник трижды обходил вокруг него, каждый раз стуча в закрытую дверь.

Одежда соискателя (еще один термин, который применяется в масонской практике в отношении инициируемого) должна быть в беспорядке, а одна нога – разута. Эта практика опять же восходит в Библии, к Книге Исхода, где Господь, взывая к Моисею из горящего куста, приказывает ему снять обувь, «ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая» (3:5).

Беспорядок в одежде призван символизировать состояние замешательства непосвященного, который, входя в храм, как бы внутренне обескуражен, ибо не знает, что ему предстоит. Сама же одежда, которая служит человеку внешним покровом, символизирует «разложение» внешней оболочки в процессе символической смерти, которую принял кандидат в «комнате для размышлений».

У посвящаемого отбирают также все металлические предметы: пряжки, пуговицы, кольца, деньги, оружие, ключи и так далее, – которые на языке масонских символов означают «страсти, потрясающие мир». Это своего рода акт экспроприации, после которого кандидат оказывается «в состоянии бедности», которое должно напоминать ему о том, что одна из первейших его обязанностей – отдавать избыток тем, кто нуждается.

Момент инициации близок.

Досточтимый Мастер, ведущий церемонию, трижды стучит по столу деревянным молотком в Зале собраний и надевает шляпу, братья же остаются с непокрытыми головами. Затем Мастер осведомляется, должным ли образом подготовлен кандидат к посвящению, и в случае положительного ответа отдает распоряжение Стражам выйти из Зала собраний и привести соискателя.

В это время «братья» зажигают три свечи, расположенные в форме треугольника на полу в середине табеля. Царит полная тишина. Досточтимый Мастер с наугольником на груди и с Книгой Священного Закона, открытой на первой странице Евангелия от Иоанна, восседает на своем стуле (троне) в восточном углу зала.

Раздается тройной стук кандидата. Мастер отвечает на это тремя ударами молотка и вопрошает: «Кто там?» Второй Страж у дверей повторяет этот вопрос. На это следует ответ (если кандидат за отведенное ему время не успел заучить эти слова, их ему подсказывает сопровождающий): «Некий профан, который молит о том, чтобы разделить с вами часть благодати, излившейся на сию ложу Святого Иоанна, кою разделили с вами столь многие Ученики и Подмастерья до него». После этого двери раскрываются, Первый и Второй Стражи принимают соискателя – один справа, другой слева – и трижды обводят его вокруг табеля, лежащего на полу Зала собраний. Затем они подводят его к восточной части и ставят лицом к Мастеру, а в это время «братья», выстроившись в две шеренги по его бокам, создают беспорядочный шум, ударяя оружием (как правило, мечами, точнее – их имитацией) друг о друга.

После этого посвящаемый, обращаясь к Мастеру, просит дать ему света, ибо он слеп (вспомним, что глаза его закрыты повязкой). Мастер, прежде чем одарить его светом, объясняет новичку некоторые каноны масонского ремесла, а затем приглашает принести присягу на «кубке возлияний».

Сладкое и горькое питье, чередующееся в чаше, связано с источником Мнемозины (памяти) и водой из реки Леты (забвения). Мнемозина – греческая богиня памяти, с которой пифагорейцы и платоники связывали процесс познания самого себя, называя его «анамнез», то есть воспоминание о путешествии души во Вселенной. Лета – река, ведущая в Аид, поэтому ее вода – «летальная», мертвая, несущая гибель и смерть. В масонской символике сладкое и горькое питье являются также напоминанием о двух возможных путях, которые открыты перед непосвященным: путь просвещения, если он искренне отнесется к своему посвящению, и горечь «второй смерти» – смерти духовной, иначе говоря, несостоявшейся инициации, которая, в случае ее успешного проведения, призвана освободить человека от «первой смерти» – мирской жизни. Испить же горечь суждено тому, чьи губы совершат клятвопреступление, кто откажется от взятой на себя обязанности этического и духовного строительства своей личности, вменяемой в обязанность всякому, вступившему на масонский путь.

В сопровождении одного из «братьев» кандидат должен совершить три последних символических путешествия – «в воде, воздухе и огне». Первое путешествие, под землей, он уже совершил, когда находился в «комнате для размышлений». Его представляют собравшимся как человека «свободного и добрых обычаев». «Добрые обычаи» значат на языке масонских символов, что это человек честный и умеренный. А «свободный» он потому, что лишен предрассудков и сковывающих разум цепей фанатизма, ибо, как говорится в масонском катехизисе, «тот, кто не может пользоваться свободой, должен быть отторгнут от наших тайн как не умеющий управлять своим поведением и не способный выполнять взятые на себя обязанности».

Прохождение через четыре стихии: землю, воду, воздух и огонь, – которые являются основными элементами материи в физике Эмпедокла и Аристотеля, символизирует очищение. По представлениям Аристотеля, эти элементы составляют «подлунный» мир и в чистом виде выстроены по вертикали, начиная с элемента более тяжелого (земли) и кончая самым легким – огнем. Выше огня – эфир, который философ понимает как некую небесную субстанцию, обладающую совершенством кругового мира. Это же представление о четырех элементах, образующих материю, встречается и во многих других древних учениях, причем не только западноевропейских, но и восточных – древнекитайских и древнеиндийских.

В масонской ритуальной символике путешествия через четыре элемента призваны наглядно изобразить крестный путь человеческого духа, на котором дух сначала стал материей, а затем поднялся от земли к небу. Этот масонский путь тоже идет «по вертикали», о которой сказано выше, и подводит человека к словам Божьим «да будет Свет», то есть к воссоединению его с первичным актом Сотворения (Бытие, 1:3).

В ходе символических путешествий инициируемый наталкивается на «препятствия», которые постепенно «истончаются», подобно тому как истончается материя в Аристотелевой «вертикали». Все эти скитания вслепую в пространстве храма, шумы, лязг оружия, крики «братьев» и так далее призваны создавать у соискателя ощущение «перехода».

По завершении четвертого путешествия наступает тишина. В воцарившейся тишине Мастер, стоящий за своим стулом наверху лестницы, лицом к ее подножью, задает кандидату вопросы: «Действительно ли ты желаешь сделаться франкмасоном?» и «Сделан ли твой выбор по доброй воле и свободному волеизъявлению?» На эти вопросы тот отвечает: «Да». Затем Мастер командует: «Да узрит он свет!» С глаз кандидата снимается повязка, а «братья» поднимают мечи и направляют их острия ему в грудь. Мастер же в это время напоминает посвящаемому «золотое правило», или универсальную этическую заповедь, масонства: «Не делай другим того, чего не желаешь самому себе; твори для других добро, какого желал бы самому себе».

Затем кандидату приказывают тремя ритуальными шагами приблизиться к алтарю на востоке, и один из руководителей церемонии указывает, как ему встать. На алтаре лежат циркуль и наугольник. Один из помощников возглашает: «Ныне ты вступаешь в достопочтенное сообщество, куда более весомое и значительное, нежели ты представляешь. Оно не противостоит ни закону, ни религии, ни нравственности, в его действиях нет ничего, что противоречило бы присяге на верность монарху или государству. Об остальном тебе сообщит Досточтимый Мастер».

Как только оратор произносит эти слова, кандидат преклоняет перед алтарем правое, обнаженное колено. (Левая его нога, как помним, обута в сандалию или туфлю со срезанным задником, что делает ее похожей на сандалию.) Когда кандидат принимает нужное положение, Мастер обращается к нему с такими словами: «Обещаешь ли ты никогда не раскрывать ни устно, ни письменно, ни под каким-либо другим видом тайн франкмасонов, кроме тех случаев, когда говоришь о них с нашим братом в должным образом собравшейся и открытой ложе в присутствии Досточтимого Мастера?» На что кандидат отвечает: «Обещаю». Затем ему расстегивают жилет и рубашку и приставляют к левой, обнаженной стороне груди острие циркуля; он сам держит его левой рукой, а его правая в это время покоится на Евангелии.

Далее Досточтимый Мастер читает ему торжественное обещание, которое кандидат повторяет за ним слово в слово:

«Я (имя) здесь и сейчас по доброй воле и без принуждения, торжественно, чистосердечно обещаю и клянусь перед лицом Господа Всемогущего и этого достопочтенного собрания, что буду всегда прятать и скрывать и никогда не раскрою тайн и таинств масонства и масонов, которые будут доверены мне сейчас или в любое другое время в будущем, кроме тех случаев, когда я говорю о них с верным и совершенным братом после соответствующего испытания или же в достопочтенной и совершенной ложе, если меня должным образом примут ее братья.

Далее, я торжественно обещаю и клянусь, что я не запишу эти тайны, не напечатаю их, не вырежу, не выгравирую и не послужу причиной их написания, напечатания, наметки, вырезания или гравировки на дереве или камне, считая при этом за выявление даже любой видимый след или признак следа буквы, который только может появиться где бы то ни было под движущимся или неподвижным небесным сводом в результате нарушения нашего закона.

Во всем этом я торжественно обязуюсь и клянусь, сохраняя твердое намерение поступать так же и впредь, без всякого сомнения, без мысленного противоречия или попыток уклониться в сторону от исполнения своего долга, сознавая, что кара за преступление этой клятвы будет не менее страшна, чем ежели бы язык мой с корнем был вырван из уст моих, сердце мое исторгнуто из груди, чтобы быть погребенным в донном песке на расстоянии кабельтова от берега, где прилив и отлив сменяют друг друга дважды в сутки, а тело мое – сожжено и пепел его развеян по лику земному, дабы и памяти обо мне не осталось среди франкмасонов. Итак, помоги мне, Господи, и удержи меня в верности этому торжественному обещанию Ученика вольного каменщика». (Целует Библию.)

Мастер, держа над ним пламенный меч, совершает обряд инвеституры – введения в масоны. Как только Мастер произнесет слова «Ты мой брат», посвящение считается состоявшимся и новый масон «украсит своим присутствием сии колонны».

Вслед за этим новому члену братства вручают запон (фартук), две пары белых перчаток и сообщают знак, пожатие и проходное слово Ученика. Фартук (у Ученика он лишен фигур и символического орнамента, а у масонов высших степеней снабжен богатейшей символикой) символизирует труд – «первейший долг и обязанность, высочайшее утешение человека». Одна пара перчаток предназначена для него (символ чистоты), а другая – для спутницы жизни, являющейся «совершеннейшей женщиной», то есть той, которую масон любит и уважает. В этом смысле символика перчаток связана со средневековыми рыцарями, которые, как известно, украшали свой шлем перчаткой «прекрасной дамы сердца».

Кроме того, вновь посвященного обучают ритуальным шагам, которыми он должен приближаться к Мастеру по табелю, лежащему на полу ложи. Там изображены самые различные символы, такие, например, как увязанный сноп, трон, окруженный звездами, прямая линия, символизирующая отвес каменщика, а также могила Хирама, первого Великого Мастера, который умер более трех тысяч лет назад. Все эти символы и аллегории объясняются Ученику подробнейшим образом и, по возможности, самым простым и понятным языком. И наконец в заключение он получает символическое наставление в мастерстве: брат-наставник по поручению Мастера подводит Ученика к неотесанному камню, где тот и приступает к работе.

На этом церемония посвящения завершается. Новый член братства должен теперь взять из специально для этих целей принесенного ведра с водой щетку и стереть изображение табеля на полу, если оно нанесено мелом или углем. Затем его выводят из Зала собраний и возвращают ему все вещи, которые были у него изъяты перед началом посвящения. После этого ему отводится место по правую руку от Досточтимого Мастера, которое он и должен занимать впредь.

Итак, человек, посвященный в масоны, имеет теперь право занять «место у колонн». «Братья» по этому поводу выражают ему свою радость, подняв вверх мечи, острия которых прежде были направлены в грудь соискателя, и поздравляют нового «брата» троекратным похлопыванием по плечу открытой ладонью.

В заключение скажем, что масон может, если он сам того пожелает, предать гласности факт своей принадлежности к ордену, однако называть имена других «братьев» по ложе ему не разрешается, если только он не получит на это особого разрешения. Причина этого распорядка в жизни масонства весьма проста и предельно ясно объяснена в масонском уставе, где сказано: «Вы должны соблюдать сдержанность в отношении лиц, которых увидели сегодня, и имен, которые входят в общину, ибо каждый человек имеет право сказать о себе только то, что он сам желает сказать, и не желает, чтобы за него говорили другие».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

МАСОНЫ, ПРОБУДИТЕСЬ!

МАСОНЫ, ПРОБУДИТЕСЬ! Ваши убеждения и ваше Ремесло требуют лучшего, что есть в вас. Они требуют освящения вашей жизни, возрождения вашего тела, очищения вашей души и возвышения вашего духа. Вам дана блестящая возможность; на вас возложена божественная ответственность.

Кто такие масоны

Кто такие масоны Немного теории Всемирный Орден Вольных Каменщиков – древнейшее из ныне существующих посвятительных обществ, братство свободных верующих людей, имеющее основной целью совершенствование своих членов и с их помощью – окружающего мира. Главной целью

Знаменитые масоны

Знаменитые масоны Элиас Эшмол (1617– 1692) Одним из виднейших деятелей раннего спекулятивного масонства, чьими стараниями оно и приобрело, по мнению многих исследователей, современные внешние формы и внутреннее содержание был Элиас Эшмол. В дневнике он указывает, что

IV. Ритуал и посвящение

IV. Ритуал и посвящение Раз уж мы углубились в теоретический мир символизма, то при рассмотрении такой темы, как «Ритуал и посвящение», будет небесполезно дать вначале немного теории и здесь, попытавшись ответить на вопрос: что такое ритуал и для чего он, собственно, нужен?

Посвящение в масоны (2)

Посвящение в масоны (2) Ниже мы приводим тот же процесс инициации, или посвящения, но не в виде прозаического рассказа, как вначале, а в виде мистерии, или «церемониальной пьесы», как он совершается во втором и третьем разделах (действиях) ритуала первого градуса. В этой

Посвящение в Подмастерье (Ритуал второго градуса)

Посвящение в Подмастерье (Ритуал второго градуса) Степень Подмастерья, согласно масонской иерархии, подтверждает правильность избранного пути и обязывает всякого, кто вступил на него, быть настойчивым и непреклонным. Подмастерье – степень активного начала. «Степень

Посвящение в степень Мастера (Мистериальное действо третьего градуса)

Посвящение в степень Мастера (Мистериальное действо третьего градуса) Ниже мы приводим, как и в случае с посвящением в масоны и присвоением степени Ученика, «мистериальную пьесу» третьего градуса, разыгрываемую при посвящении в степень Мастера. В.: Мастер ли ты? О.: Да,

Кремлевские масоны

Кремлевские масоны Советская власть столь рьяно преследовала любые идеалистические учения и философии, что наводила посторонних наблюдателей на размышления: что-то здесь нечисто, очень уж похоже на то, как одни религиозные фанатики вырезают других.В среде

2.1. СПЕЦИФИКА 1-ГО ГРАДУСА

2.1. СПЕЦИФИКА 1-ГО ГРАДУСА 1-й градус – градус надежд и ожиданий. Планета в 1-м градусе раскрывает тайны, связанные с переходом на новый уровень и вступлением человека в новый цикл жизненного опыта и деятельности. Путь этот пока ещё непознанный, поэтому таинственный, так как

2.2. СПЕЦИФИКА 15-ГО ГРАДУСА

2.2. СПЕЦИФИКА 15-ГО ГРАДУСА 15-й градус любого знака Зодиака – это градус Полпути (Середины пути). Человек находится на перекрёстке дорог, где он должен хотя бы на миг остановиться, задуматься, чтобы решить, что делать дальше, какой путь выбрать. Желание любого человека –

2.3. СПЕЦИФИКА 30-го ГРАДУСА, ГРАДУСА АНАРЕТЫ

2.3. СПЕЦИФИКА 30-го ГРАДУСА, ГРАДУСА АНАРЕТЫ Последний градус любого знака Зодиака в древности назывался градусом Анареты, градусом Судьбы, Разрушителя, Губителя и градусом Подведения итогов. Находясь в последнем градусе знака, любая планета приобретает не совсем

XI. Что такое масоны

XI. Что такое масоны Вернувшись в гостиницу Бристоль, Ольга наскоро сменила амазонку на простое домашнее платье и, позвонив лакею, приказала принести «первый завтрак» к себе в номер.— Для двоих, — прибавила она. — Я жду профессора Гроссе одного или с отцом. Во всяком

I. Масоны торжествуют

I. Масоны торжествуют Прошло три года.Наружно ничто не изменилось на прекрасной Мартинике и в роскошном городе Сен-Пьере.Так же нежил и ласкал мягкий тёплый воздух, так же ярко синел безбрежный океан вокруг счастливого острова, дивно сверкали алмазные звёзды в прозрачных

Источник статьи: http://esoterics.wikireading.ru/96466

10 скандальных секретов масонов, которые они не торопятся открывать остальному миру (11 фото + видео)

Масоны — одна из самых скрытных и противоречивых религиозных групп в мире. Считается, что их организация существует несколько столетий, но сколько точно — никто не знает. Спекуляции вокруг масонов не не прекращаются на протяжении всей их истории, а самые невероятные истории «подогреваются» время от времени очередным скандалом о «вольных каменщиках».

1. Лжесвидетельство

Они не будут правдиво свидетельствовать друг против друга.

Масоны имеют строгий приказ – никогда не давать правдивые показания против другого масона, если того обвиняют в суде. Они признают, что это может быть лжесвидетельством, но для масонов еще большим грехом является «не защитить своего».

2. Рукопожатие

У них есть секретное рукопожатие.

Хотя некоторые члены масонства отрицают этот факт перед общественностью, у этого общества есть, по крайней мере, одно секретное масонское рукопожатие. Предположительно, есть даже фразы, которые масоны произносят только в случае серьезной опасности, которые заставляют других членов братства спешить на помощь. Основатель мормонства Джозеф Смит, как говорят, произнес эту фразу в последние минуты перед смертью.

3. «Ту-бал-кайн»

У них есть несколько секретных паролей.

Это один из самых известных фактов о масонах, но люди привыкли думать, что у них есть только один пароль. На самом деле, у масонов есть несколько паролей для различных случаев и ситуаций. Когда человек, который знал последний слог секретного слова, использующегося для церемоний, был убит, они заменили это слово для рядовых членов сообщества на «мор-бон-зи», а «настоящее» секретное слово знают лишь очень немногие люди. «Ту-бал-кайн» — более распространенный секретный пароль, который знает любой масон.

4. Петля

Хотя сами масоны описывают ритуал инициации в члены братства как красивую церемонию, в качестве одного из атрибутов в нем выступает веревочная петля. Трудно сказать, является ли она угрозой, призывом хранить молчание, или просто символом пуповины (как они сами утверждают), но в любом случае, это достаточно необычно.

5. Солнце

Они одержимы солнцем.

Масоны считают, что восток символизирует возрождение. Они воспевают солнце, движущееся по небу. Масонские ложи, как правило, ориентированы с востока на запад, чтобы «контролировать солнечную энергию для своих собственных целей».

6. В братстве нет женщин

Невозможно стать масоном тому, кто является атеистом. Первое требование к неофитам заключается в том, что потенциальные члены должны верить в высшие силы, причем не важно, в какие именно. С другой стороны, представителей традиционно маргинальных групп (таких, как геи) принимают в масоны, если они придерживаются моральных принципов. Однако, в братство до сих пор не принимают женщин.

7. Доллар США

Их символ присутствует на долларах США.

Если внимательно присмотреться к американской купюре, но несложно выше пирамиды заметить «всевидящий глаз», который является символом масонов, а под пирамидой на латыни написан девиз масонов – «новый мировой порядок». Многие говорят, что решение включить этот масонский символ купюру было не случайным – ведь Бенджамин Франклин, который входил в состав комитета по дизайну долларов, был масоном.

8. Андерс Брейвик

Андерс Брейвик — масон.

Брейвик, который ответственен за массовое убийство 2011 года в Норвегии, — был членом ложи Святого Олафа в Осло. Андерса немедленно исключили, но его степень участия в организации обсуждается до сих пор.

9. Программа «Аполлон»

Масоны сыграли важную роль в освоении космоса.

Некоторые говорят, что масоны собираются захватить власть над миром, — но некоторые масоны, кажется, имеют свои виды на Луну. Астронавты в программе «Аполлон», в том числе Базз Олдрин, были масонами. Их обрядовые флаги побывали на Луне и вернулись обратно на Землю.

10. Контроль политики и финансов

Одной из их целей является контроль политики и финансов.

Официальная позиция масонства довольно хорошо документирована, но она часто просто подается в завуалированном варианте. В банковской, политической и правительственной сферах Англии работает непропорционально большое количество масонов — полмиллиона человек. Даже больницы и университеты часто контролируются масонами.

И в продолжение темы об этом тайном обществе интересные факты о масонах в России. Да-да, они где-то рядом!

Источник статьи: http://nlo-mir.ru/teoria/50196-10-skandalnyh-sekretov-masonov.html

Масонские ритуалы

Каждый, кто начинает интересоваться масонством, обычно бывает заинтригован аспектом масонской работы, который кажется наиболее загадочным: ритуалами. Зачем же в масонстве нужны ритуалы?
Что такое ритуал?

— Это зашифрованная групповая практика, которая определяет основные роли, исполняемые в Ложе.
— Это общая структура церемоний, которая задает ритм и управляет течением встреч, которые мы называем «работы Ложи» или «собрание Ложи».
Ритуал определяет задачи, которые мы должны выполнить.

К примеру, ритуал открытия наших работ, проводимый в начале каждого собрания, включает в себя действия, жесты, знаки, собранные воедино благодаря серии вопросов и ответов. Он создает благоприятные условия для отрыва от повседневного мира, одолевающих нас профанских забот, волнений повседневной жизни. Этот разрыв позволяет мысленно удалиться от внешних волнений и очень четко осознать, что мы больше не находимся в профанском мире.

Иное пространство

Но где в этот момент находятся Масоны? Физически, конечно же, в том самом месте, в котором они собрались для совместных трудов и которое мы называем Храмом.
Однако мысленно Вольные Каменщики переносятся в мир, находящийся вне времени, в мир безмятежный и благоприятный для обмена мнениями.

Именно ритуал открытия работ позволяет Братьям и Сестрам на время собрания освободить свой дух от забот и тревог, чтобы они могли сосредоточить свое внимание на том, что говорят другие.
Цель этого ритуала — создать особые условия для общей работы, способствующие умению слушать.
Это умение очень важно для масонов, истинное слушание создает чередующиеся периоды молчания, когда все говорят по очереди, без боязни быть прерванными, и когда слово движется по Храму символическим образом.
Этот систематизированный способ общения делает каждого более внимательным к мыслям другого, помогает заметить отблески истины во всех мнениях и обогащает обмен идеями.
Каждый член Ложи может выразить свое мнение в атмосфере свободы и доверия.

Иметь возможность свободно выражать свои мысли это, бесспорно, уже очень много.
Но возможность свободно слушать может быть гораздо более важной: это возможность молчать, чтобы разделить с кем-то его мысли, уважая как его самого, так и других людей.
И все высказанные мнения принимаются в духе толерантности и братства.

Это индивидуальная работа над собой в составе Ложи, ибо масонский труд и индивидуальный, и коллективный. Существует древнее правило, говорящее о том, что никто не может быть масоном, если он редко бывает в масонском храме. Вот почему одно из обязательных требований — это постоянное присутствие на работах Ложи.
Масонские работы — это уникальный метод, который позволяет производить братский обмен мнениями между личностями, которые, по сути, могли никогда не встретиться в профанском мире.

Одновременно, обучение искусству молчания позволяет сконцентрироваться и погрузиться в познание самого себя, то есть начать работу над своим камнем.

Скажем прямо: масонство — это не заменитель школы или университета, скорее это метод, который позволяет жить и развиваться всем вместе и каждому в отдельности. Это процесс пробуждения.
Другой пример ритуала: масонское посвящение, которое всегда привлекает внимание участников и порождает у них сильные эмоции.
Этот ритуал не что иное, как сообщение посвящаемому программы работы, которую он должен проделать над собой, чтобы достичь следующих целей:

— способствовать пересмотру всего индивидуального пути и своей вовлеченности в общество;
— открыть в себе стремление к познанию всех собственных возможностей;
— попытаться самому создать свое собственное мнение.

Цель работы

Цель масонской работы над собой — контролировать свое поведение, каждый день, каждую минуту, зная, что конечная цель (Истина, Совершенство, Идеал…) никогда не будет достигнута.
Но это не просто праздное упражнение: оно ведет к внутренним переменам тех, кто практикует его ради добрых дел во благо всего человечества.

Масонские ритуалы были открыты обществу с началом спекулятивного масонства, в XVIII веке.
В наше время они доступны в любой крупной библиотеке. Но книжному знанию материального аспекта наших ритуальных практик не хватает главного: переживания.
Это индивидуальное переживание, которое уникально для каждого, по сути и является истинной масонской «Тайной». Именно поэтому говорят, что она непознаваема.

Следует «проживать» ритуалы, создаваемые в уникальном пространстве, времени, окружении и эгрегоре, чтобы облегчить общую и индивидуальную работу, личное развитие.

Ритуалы — это структурная основа Ложи. Они превращают её в инкубатор, в котором масоны работают «под покровом», с большей бдительностью и концентрацией мышления.
Вот почему для определения Ложи часто используется термин «лаборатория идей».

Эта особенность масонства проявляет себя на протяжении трехсот лет — мы работаем с ритуалами, потому что они являются особенным способом передачи добродетелей, играющих в нашей жизни фундаментальную, основную роль, и мы открываем возможность этой работы как для мужчин, так и для женщин.

Используя наш сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie на вашем устройстве в соответствии с нашей «Политикой конфиденциальности».

Источник статьи: http://co-masonry.ru/masonskie-ritualyi/

«Мне приказали пойти на это»: тайная сторона российского масонства

Масоны среди нас. «Вольным каменщиком», как они себя именуют, может оказаться кто угодно — от соседа по лестничной клетке до какой-нибудь медийной личности. В России вот уже 150 лет не утихают разговоры об их могуществе. Так ли это на самом деле? О жизни масонов в современной России, больших деньгах и тайных собраниях — в материале РИА Новости.

«Хочешь быть масоном — спроси масона»

Высокий человек в черном пальто ведет за собой по извилистым улицам ночной столицы. «Я когда-то состоял в ложе ради научного интереса, так сказать», — бросает он, не оглядываясь. Сейчас он не перестает общаться с другими членами братства, но причину своего ухода не называет.

«В ложу вступают по разным мотивам. Одни думают, причем всерьез, что будут вершить судьбы мира, другие считают, что обретут тайные знания. А кто-то просто начитался «Войны и мира» Толстого (в романе подробно описаны посвящение Безухова в масоны и его жизнь в ложе. — Прим. ред.)», — замечает мой собеседник Павел.

Если во времена Пушкина и Грибоедова (масоны считают их «своими». — Прим. ред.) действовал принцип: «чтобы быть масоном, спроси об этом масона» и нужно было заводить как можно больше знакомств с членами ложи, то в XXI веке возможностью «порулить» судьбами мира может воспользоваться практически каждый.

«В тех же США миллионы масонов. В Европе тоже немало. А у нас — сплошная текучка. Постоянных членов ложи мало», — сетует Павел. По его словам, все дело в достаточно дорогом «входном билете» — от 10-20 тысяч рублей. Поэтому бюджет российского масонства — в отличие от зарубежных тайных обществ — не такой большой, как принято считать.

«Несколько лет назад одна из крупных лож Франции со скандалом выгнала своего великого мастера. А знаете за что? Он на деньги братства приобрел личный вертолет», — делится он.

Подходим к небольшой двери в старинном здании по соседству с Тверской-Ямской, за ней — ведущие вниз ступеньки. В подвальном помещении не то бар, не то клуб. «Обычно в таком антураже и проходят собрания разных тайных обществ. Хотя в лучшие времена Великая ложа России (единственная признанная за рубежом масонская организация в Российской Федерации. — Прим. ред.) устраивала свои собрания в «Метрополе», возле Кремля. Там же заседали мартинисты, которые практикуют оккультизм, — у них что-то типа христианского каббализма», — рассказывает мой собеседник.

Много ли в России масонов

Масонство не имеет единой централизованной организации, но в то же время достаточно иерархично. Различные масонские ложи из примерно 10 человек (максимум из 20) могут объединяться в «великие». Первая такая объединенная ложа появилась в Англии ровно 300 лет назад и с тех пор считается самой авторитетной. В 1740 году ее адепта, генерала на русской службе Джеймса (Якова) Кейта, назначили великим мастером России. А к концу XVIII века вся российская знать «заболевает» масонством: членами ложи становятся известные государственные деятели, поэты, художники, архитекторы. Так продолжалось до тех пор, пока внук Екатерины II, император Александр I, в 1822 году неожиданно для всех не объявил масонство вне закона. Доходило до того, что чиновники давали специальные расписки о своей «непринадлежности к ложам». А в народе поползли слухи, что масоны поклоняются дьяволу.

Лишь ненадолго масонство возродилось после 1905 года. Но в первое же десятилетие советской власти масонские ложи «зачистили». Ходит байка, что масоны пытались посотрудничать лично со Сталиным, но тот, ознакомившись с их предложением, тут же запросил именные списки всех членов русской ложи. А в послевоенные годы, когда развернулась кампания по «борьбе с сионизмом», представление о масонах как о «тайном мировом правительстве» окончательно укореняется в общественном сознании.

В очередной раз российское масонство воспряло в 1995 году с появлением Великой ложи России (ВЛР), признанной более чем 90 масонскими организациями в разных странах мира. Ее члены называют себя «клубом мужчин, которые верят в Бога и хотят нести в общество свет знания». Эта организация считает себя единственной получившей официальное право на существование от зарубежных лож. Преемственность — важное для масонов понятие, ведь они считают, что уже не одно тысячелетие хранят и передают «тайные знания».

В ВЛР сегодня входят 50 лож, по большей части московских. Впрочем, в России есть и другие масонские организации с иными уставами. Но они, в отличие от ВЛР, не имеют официального статуса «великой ложи» и являются, по сути, представительствами зарубежных масонских собраний.

Источник статьи: http://ria.ru/20171022/1507281512.html

Что за обряды проводят масоны

IV. Ритуал и посвящение

Раз уж мы углубились в теоретический мир символизма, то при рассмотрении такой темы, как «Ритуал и посвящение», будет небесполезно дать вначале немного теории и здесь, попытавшись ответить на вопрос: что такое ритуал и для чего он, собственно, нужен?

С этой целью нам представляется целесообразным привести довольно пространную цитату из трактата «Наука ритуалов» известного духовного философа и наставника нашего времени, индуса К. Э. Кришнамачарьи, где он дает сущностную характеристику назначения и содержания ритуала в любой системе, претендующей на духовность или сакральное знание.

«Жизнь человека, – пишет Кришнамачарья, – это внешнее выражение спящих в нем принципов, составляющих его природу. Природа эта включает в себя инстинкты, рефлексы и эмоции, которые обусловливают его поведение. Человек считает, что он разумен, что он стремится к истине, счастью и осознанию еще неосознанного, но его разумная способность связана с его собственной природой, которая ведет его и заставляет откликаться на себя самого и свое окружение лишь в понятиях его нынешней стадии эволюции.

Должный самоанализ позволяет понять, что к собственной природе (источнику поведения) подступиться нелегко, а овладеть ею еще труднее. Любое количество знаний в любых отраслях – науках, искусствах, политике, экономике, социологии, религии и так далее – не позволяет ему сделать этот шаг к овладению своей собственной природой. Вся деятельность Вселенной содержит в себе подлинную тайну в виде своей сущности. Человек тоже состоит из этой же сущности. Но между человеком и Вселенной стоит его собственная природа, которая получает впечатления, и впечатления эти его собственные, неподлинные. Долг человека – устранить препятствие со стороны его собственной природы, которая до сих пор служила ему защитной оболочкой, чтобы воссоединиться с сущностью Вселенной, дабы Вселенная и человек стали одно.

Здесь приходит необходимость переступить свою собственную природу – чтобы войти в более широкую природу, служившую ее основанием. Есть способ, который позволяет путем совершения определенных действий определенным же образом перейти свою собственную природу. Но это предполагает наличие некоей науки – науки совершения этих действий, и наука эта – наука ритуалов.

Ритуал работает как священнодействие, изменяющее и расширяющее природу человека. Наука священнодействий передается человеку высшей природой и всегда существует во Вселенной в виде безличной мудрости. Время от времени человек поднимается на этот безличный уровень, чтобы собрать часть этой ритуалистической мудрости. Затем ей начинают следовать другие люди, практиковать ее, и постепенно она облекается в различные религиозные аллегории. Таким образом, все основные религии человека, включая самые древние религиозные школы, содержат свой собственный набор ритуалов и ритуальных наук.

Чем больше человек настраивается на более широкую природу, тем больше его работа становится универсальной – она ритуализируется. Для этого наука ритуалов учит нас понимать деятельность мироздания и стараться имитировать его работу. Когда часть или все творчество понимается как мистерия в малом масштабе, оно служит ритуалом и имеет определенную жертвенную ценность. Отсюда понятно, почему различные ритуалы мировых религий составлены в форме драм, персонажами в которых выступают силы творения. Солнце, Луна и планеты в своем движении и поведении демонстрируют удивительный порядок и точность. Свойства пространства (геометрические, числовые и физические) тоже следуют определенному порядку. Все мироздание – связная пьеса из следующих друг за другом актов. Вся эта последовательность и составляет драму или мистерию, которую с успехом повторяет опытный исполнитель ритуалов. Персонажи ритуалов – космический восход, заря, сумерки, полдень, полночь и тому подобное – суть „строители” Вселенной, образующие те первичные символы, над которыми человек должен размышлять в свете происходящих с ним священных перемен».

О роли символов в ритуалах

Поскольку символизм управляет предметным опытом человека, то и всякая предметность творения будет служить для него, прямо или косвенно, символом, скрывающим истину в самой ее природе. Таким образом, любое событие, случающееся на физическом плане, – это аллегория истины.

Каждое живое существо – это наблюдатель, образующий свой собственный центр со своим горизонтом, который служит окружностью, заключающей весь остальной предметный мир. Вот почему символ круга с отмеченным центром является древнейшим символом поклонения во всех ритуалистических религиях.

Об этом прекрасно сказано в Ригведе, где на вопрос: «Спрашиваю: где центр мироздания?» – следует ответ: «Здесь». Под «здесь» подразумевается сознание живого сотворенного существа, ибо у каждого сознания есть свой центр и свой горизонт, очерчивающий окружность. Центр и окружность – это два конца циркуля, движущиеся друг относительно друга, где центр – это неподвижная точка, а окружность – подвижная. Причем эти две точки всегда взаимозаменяемы. Именно они и скрыты двумя рейками наугольника, олицетворяющими предметное великолепие творения, образующее ум и материю. Поэтому наугольник, скрытый в двух концах циркуля, есть первый, изначальный символ всякого масона, вступающего в жизнь в качестве Ученика.

Очень часто за образец для ритуала берется обычный земной день, в котором символическое путешествие Солнца вокруг вращающейся Земли рассматривается как путь развивающейся души. Верхняя половина круга (с точки зрения наблюдателя, где бы он ни был) называется «золотой чашей», а нижняя – «серебряной». Ибо золото, как говорилось выше, ассоциируется с Солнцем, а серебро – с Луной. В то время как человек на Земле движется с запада на восток, Солнце, как ему кажется, идет с востока на запад. Поэтому и поиск человеком истины в мистерии земного дня описывается как путешествие с запада на восток в поисках света. В этом случае верхняя половина круга представляет ту сторону сознания человека, которая связана с просветлением, тогда как нижняя – ту сторону, которая погружена в землю (подсознательный и сверхсознательный уровни человека). Путь человека с запада на восток – это символ его восхождения, знаменующий то обучение, посредством которого он совершенствует свое познание, тогда как его путь с востока на запад олицетворяет его нисхождение к скрытым сокровищам. Таковы вкратце символические вехи основного масонского ритуала.

Как видим, истинный, неподдельный ритуал не включает в себя каких-либо искусственных символов (типа алфавита или письменности), созданных человеком. Человеческие символы не являются универсальными, да и понятны лишь узкому кругу людей, объединенных общими пониманием и мировоззрением. Универсальные же символы – это «язык богов», который человеку не понятен, но который он пытается расшифровать. Такие символы являют собой архетипы явлений Вселенной, они поучают человека или дают ему наставления посредством «вселенского алфавита», к «буквам» или знакам которого относятся число, образ, звук, цвет, запах, вкус, осязание и мысль человека. Они-то и составляют первичный алфавит в ритуальном масонстве, помогая участникам ритуала достичь священнодейственного соответствия, необходимого для нахождения и осознания самих себя в окружающем пространстве.

Принцип, связывающий человека с зарей и сумерками, образует его радиус, а также диаметр его объектного круга, и это соотношение диаметра к радиусу, устанавливаемое в процессе осознания (то есть в процессе эволюции от атома до человека), выражается в математике, как это хорошо известно, числом п (пи). Поэтому число «пи» в масонских ритуалах является священным, ибо символизирует входящее в человека вселенское, или космическое, сознание. Его часто изображают в виде глифа (символического знака) – двуногого существа (человека), несущего на своих плечах мудрость.

Разумеется, этот символ очень древний и ведет свое происхождение (по самым скоромным оценкам) из точки отсчета любой ныне существующей цивилизации и культуры – из Древнего Египта. Собственно говоря, практически все ритуальные символы человечества имеют доисторическое происхождение и представляют кульминацию знаний какого-либо ответвления совокупной мудрости. Поэтому история эволюции Солнечной системы, сконденсированной из космического пространства, и человека, прошедшего путь от атома до гомо сапиенс, – это и есть те две великие драмы, или мистерии, что разыгрываются (в форме изысканных пьес) за закрытыми дверьми масонских лож.

Оперативные и спекулятивные ритуалы

Прежде чем углубиться в подробное изучение основных масонских ритуалов, давайте немного остановимся на методах классификации самих ритуалов. Это тем более представляется необходимым потому, что у большинства современных эзотериков, и особенно тех, кто принадлежит к масонству, сегодня в ходу такие расхожие термины, как «оперативный» и «спекулятивный».

Под оперативными ритуалами подразумеваются те, что осуществляются на практике без предварительного углубленного изучения их значения, поскольку они эффективны сами по себе, то есть своими чисто практическими действием и приложением; главные критерии их эффективности – это должная вера и тщательная подготовка, позволяющая достичь совершенства в проведении ритуала.

Спекулятивные же ритуалы имеют самое прямое отношение к их пониманию и истолкованию их символики. От участника требуется, чтобы он обдумал и проработал символизм ритуала со своей точки зрения и соответственно своему самовыражению, хотя сами участники придерживаются того мнения, что масса объяснений и литературы по поводу значения того или иного ритуала лишь вредит этому ритуалу или, во всяком случае, мешает должному его восприятию, ибо, как бы ни была гениальна или величественна умозрительная теория, положенная в его основу, она в любом случае будет пониманием одного человека, которое неизбежно будет отличаться от понимания другого.

Ритуал один для всех, но от каждого участника ожидается, что он выработает свой собственный подход, который позволит ему раскрыть символизм и познать науку совокупного эффекта ритуала, образно называемую «строительством храма». (Это же в полной мере относится и к жизни человека, ведь каждый человек, по сути, живет для того, чтобы разработать свой собственный путь решения проблем – и мировых, и своих собственных.) Однако он при этом нуждается в спекулятивном (философском или умозрительном) объяснении различных частей ритуала со стороны более опытного и искушенного товарища – «брата». Так новичок получает начальное руководство и со временем становится Е. А. («принятым учеником»), как это выражается в масонстве. При этом ему дается краткое высказывание или изречение, содержащее простое и ясное толкование мистической стороны ритуального процесса, не перегруженное излишними деталями.

В сущности, вновь принятый кандидат, вступивший на ритуальный путь самопознания и саморазвития, должен завершить и довести оперативную сторону любого ритуала до той точки совершенства, где его ум начнет размышлять над значением обряда, а свойство всякого ума таково, что он не может не отреагировать на какой бы то ни было труд, который выполняется многократно, систематически и отработанно. Эта тренировка призвана возбудить любопытство ума, заставив его погрузиться в скрытую мистическую сторону выполняемого действия. И это именно тот единственный род деятельности, который ведет участника (сквозь препоны его собственной природы, которые с каждым разом становятся все менее плотными и все более тонкими) от внешних, человеческих аспектов к аспектам внутренним, божественным, пока он наконец не проникает за радужный занавес мистериального действа.

Однако термины «спекулятивный» и «оперативный» имеют и более глубокое объяснение, имеющее отношение к эзотерической стороне деятельности человека. Обычная деятельность, которой занимается человек в повседневной жизни и которая не является священнодействием, называется оперативной. К ней относятся все мирские, временные проблемы человека, исполняющего свою дхарму, – долг по отношению к родителям, жене, детям, начальникам, подчиненным, друзьям, знакомым, недоброжелателям и недругам, а также животным, растениям и окружающей среде. Однако такой человек, сам того не зная, своими действиями, поступками, словами, мыслями и даже своими инстинктами, рефлексами и эмоциями создает все новые и новые кармические «долги», которые он потом вынужден будет отдавать.

Но если на этой стадии своего существования такой человек окунется в стихию некоторых ритуалов или возьмется за их проведение, в его отношении к жизни произойдет разительная перемена. Представление о бремени ответственности за свою работу постепенно уступит место более благородной идее безличного исполнения долга, а сама жизнь постепенно перестанет быть проблемой и начнет разыгрываться наподобие мистерии. Если до этого он, не задумываясь, проводил в своей жизни «оперативные ритуалы» повседневных забот, то теперь он начнет вникать в их умозрительную часть. Если на прежней стадии для выполнения работы ему нужны были стимул или побуждение, то теперь им будет владеть лишь чувство долга, соответствующее уже существующему плану. Если раньше его умом по отношению к любому шагу руководили четыре фактора: обязанность, мотив, выгода и счастье, – то теперь вся его деятельность станет единой, а цель и средства сольются в одной великой движущей силе – ритуале жизни.

В сущности говоря, именно такой подход к ритуальной деятельности себя как человека должен стать необходимым элементом в курсе подготовки любого масона в ложе, с тем чтобы он приобрел требуемую квалификацию и был способен включиться в работу и сотрудничать с «грядущим Аватаром Синтеза».

Но это касается чисто теоретической стороны масонских ритуалов; что же до ее практической стороны, то, как сказано в руководстве под названием «Исправленный ритуал спекулятивного франкмасонства», «невозможно найти два совершенно идентичных в исполнении ритуала. Никакие две ложи, пусть даже располагающиеся в одном городе или даже в одном квартале, не работают по в точности схожим ритуалам; и в некоторых случаях различия резко подчеркнуты. Единообразия здесь никоим образом не существует и, вероятно, не будет существовать и в будущем».

Поэтому мы будем давать ритуалы в самом обобщенном или, вернее сказать, в классическом их виде, и всегда следует помнить, что время, традиции, национальные и типологические особенности каждого народа, где прижилось масонство, привнесли и продолжают привносить в них множество своеобразных, вариативных черт.

Церемония открытия и закрытия ложи (собрания)

Число «братьев», принадлежащих к ложе, в принципе неограниченно, но вообще ложа может составиться и считаться полномочной только тогда, когда в ней наличествуют Мастер и необходимые должностные лица. В общераспространенной практике трое сведущих «братьев» уже составляют ложу, пятеро составляют «справедливую» ложу, а семеро – «совершенную».

При Мастере состоят два главных должностных лица, Старший и Младший Надзиратели, которые следят за соблюдением законов ложи и исполнением приказаний Мастера. Надзиратели имеют своих помощников, Старшего и Младшего Диаконов, а при них состоят Стюарды.

«Братья» пунктуально собираются в назначенный час. Когда все в сборе, Мастер, два его ассистента, Секретарь и Казначей («Хранитель Сокровищ») надевают на шею голубые ленты треугольной формы: у Мастера на ленте висят циркуль и линейка, а ассистенты и Старшие Надзиратели носят один циркуль.

На стол, за которым восседает Мастер, ставятся свечи в виде треугольника; подсвечники (это в особенной мере касается лож старого образца) искусно инкрустированы эмблематическими фигурами.

На стол ставятся также вино, пунш и прочие напитки и яства, чтобы присутствующие могли угощаться.

На каждом из «братьев» – белый кожаный передник (запон). Место (стол и стул) Мастера расположено в восточном углу ложи, перед ним лежит открытая Библия, на ней – циркуль, концы которого покрыты наугольником. Старший и Младший Надзиратели располагаются напротив него – соответственно на западе и на юге. Прочие «братья» занимают места согласно старшинству, или степени. Когда все рассядутся в надлежащем порядке, Мастер приступает к открытию ложи. Оно происходит таким образом.

Мастер спрашивает Младшего Диакона:

– Какая первая обязанность масона?

– Смотреть, чтобы ложа была покрыта.

– Исполните свою должность.

Младший Диакон ударяет три раза в дверь, и покрывающий (один из «братьев», стоящий на страже у дверей) отвечает с другой стороны также тремя ударами. Диакон докладывает об этом Мастеру:

– Достопочтенный, ложа открыта.

– Скажи, где место Младшего Диакона в ложе?

– Позади Старшего Надзирателя или по правую руку от него, если он позволит.

– В чем состоит твоя обязанность?

– Передавать поручения от Старшего Надзирателя Младшему, чтобы они могли быть сообщены ложе.

Подобным же образом задаются вопросы и Старшему Диакону. Он отвечает, что его место позади Мастера или по правую руку от него, «если он позволит». Затем Мастер задает вопрос об обязанностях Младшего Надзирателя, за него, по соображениям масонской этики, отвечает сначала Старший Диакон (стоящий по рангу ниже Младшего Надзирателя), а потом уже сам Младший Надзиратель, и так далее. Все это делается, как считают исследователи, для того, чтобы в конце ритуального опроса, когда заходит речь об обязанностях Мастера, за самого Мастера мог отвечать другой, то есть его подчиненный – Старший Надзиратель.

Мастер: Где место Младшего Надзирателя в ложе?

Мастер (к Младшему Надзирателю) : Почему на юге?

Младший Надзиратель : Чтобы удобней было наблюдать за солнцем, когда оно стоит прямо на полудне, – для того чтобы звать людей от работы к отдыху и смотреть, приходят ли они в должное время, и чтобы Мастер получал от этого удовольствие и прибыль.

Мастер: Где место Старшего Надзирателя в ложе?

Младший Надзиратель: На западе.

Мастер (к Старшему Надзирателю) : Какова твоя там обязанность, брат?

Старший Надзиратель: Как солнце заходит на западе, чтобы окончить день, так и Старший Надзиратель стоит на западе, чтобы закрыть ложу, уплатить людям их заработок и отпустить их с работы.

Мастер: Где место Мастера в ложе?

Старший Надзиратель: На востоке.

Мастер: В чем его обязанность?

Старший Надзиратель: Как солнце восходит на востоке, чтобы открыть день, так и Мастер стоит на востоке, чтобы открыть ложу и поставить людей на работу.

Затем Мастер снимает шляпу и объявляет ложу открытой следующими словами: «Эта ложа открыта во имя святого Иоанна. Отныне я запрещаю всякую брань, клятвы или шепот и все профанирующие разговоры какого бы то ни было рода под страхом того наказания, которое сочтет нужным наложить большинство».

После оглашения регламента, проведения запланированных работ и решения всех вопросов, стоявших на повестке дня, Мастер закрывает ложу соответствующими этому случаю словами. В заключение всеми «братьями» исполняется масонская песня, для чего масоны встают вокруг стола. Во время исполнения последнего стиха, или куплета, они берутся за руки следующим образом: человек, стоящий справа, берет правой рукой левую руку соседа, тот – левую руку другого, и так далее. Или наоборот, стоящий слева берет левой рукой правую руку соседа, тот – правую руку другого, и так далее. Таким образом составляется масонская цепь. «Братья» поют хором, одновременно поднимая и опуская руки и стуча в такт ногами. После этого Мастер делает распоряжение об отдыхе.

С этого момента ложа считается закрытой.

Посвящение в масоны (1)

(Ритуал первого градуса)

Итак, мирянин, взыскующий «масонского света» и решивший вступить в ложу, становится масоном посредством ритуала инициации, или посвящения в первый градус. Прежде чем ему будет позволено вступить в храм, правое колено кандидата обнажается, левая нога – с надетой туфлей – обувается в сандалию, глаза завязываются платком, и в таком виде он оставляется на полчаса наедине со своими мыслями в «комнате для размышлений», которую охраняют изнутри и снаружи несколько «братьев», вооруженных мечами. Вместе с кандидатом остается лишь «брат», рекомендовавший его в ложу, однако разговаривать им запрещено.

В комнате господствуют черный цвет и эмблемы смерти: клепсидра, фонарь, кости скелета, кусок черствого хлеба и кувшин воды. Последние два символа заимствованы из Ветхого Завета, точнее – из Третьей книги Царств, где говорится о пророке Илии, который, прежде чем убежать от гнева Иезавели в пустыню и затем к горе Хориве, «лег и заснул под можжевеловым кустом; и вот, Ангел коснулся его и сказал ему: встань, ешь (и пей). И взглянул Илия, и вот, у изголовья его печеная лепешка и кувшин воды.

Он поел, и напился, и опять заснул. И возвратился Ангел Господень во второй раз, коснулся его и сказал: встань, ешь (и пей); ибо дальняя дорога пред тобою. И встал он, поел и напился и, подкрепившись тою пищею, шел сорок дней и сорок ночей до горы Божией Хорива» (19:5–8).

Таким образом, хлеб и вода в «комнате для размышлений» суть символическая пища мирянина до того, как он начнет «путь» инициации. Черствый хлеб в данном случае символизирует мотивы старения и немощи на лоне плодородной природы, а вода в сосуде суть бессмертная душа, заключенная в тело (сосуд), как этот символ трактуют пифагорейское и платоническое учения.

В комнате посвящаемого просят составить символическое завещание, в котором поименованы его обязанности. Речь прежде всего идет об обязанностях человека как личности и в отношении себя самого, и в отношении мира, ибо перед лицом посвящения непосвященный как бы умирает, а его завещание, будучи отражением сознания человека, готового к «новой жизни», является пропуском для входа в храм.

По обычаю, прежде чем войти, посвящаемый должен трижды постучать в дверь храма. Этот ритуально-символический жест в английских масонских «катехизисах» объясняется посредством следующего стиха из Евангелия от Матфея: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам» (7:7). Троекратный стук в данном случае символически намекает на Святую Троицу христиан, ибо еще в XVIII веке существовал обычай: освящая новый храм, христианский священник трижды обходил вокруг него, каждый раз стуча в закрытую дверь.

Одежда соискателя (еще один термин, который применяется в масонской практике в отношении инициируемого) должна быть в беспорядке, а одна нога – разута. Эта практика опять же восходит в Библии, к Книге Исхода, где Господь, взывая к Моисею из горящего куста, приказывает ему снять обувь, «ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая» (3:5).

Беспорядок в одежде призван символизировать состояние замешательства непосвященного, который, входя в храм, как бы внутренне обескуражен, ибо не знает, что ему предстоит. Сама же одежда, которая служит человеку внешним покровом, символизирует «разложение» внешней оболочки в процессе символической смерти, которую принял кандидат в «комнате для размышлений».

У посвящаемого отбирают также все металлические предметы: пряжки, пуговицы, кольца, деньги, оружие, ключи и так далее, – которые на языке масонских символов означают «страсти, потрясающие мир». Это своего рода акт экспроприации, после которого кандидат оказывается «в состоянии бедности», которое должно напоминать ему о том, что одна из первейших его обязанностей – отдавать избыток тем, кто нуждается.

Момент инициации близок.

Досточтимый Мастер, ведущий церемонию, трижды стучит по столу деревянным молотком в Зале собраний и надевает шляпу, братья же остаются с непокрытыми головами. Затем Мастер осведомляется, должным ли образом подготовлен кандидат к посвящению, и в случае положительного ответа отдает распоряжение Стражам выйти из Зала собраний и привести соискателя.

В это время «братья» зажигают три свечи, расположенные в форме треугольника на полу в середине табеля. Царит полная тишина. Досточтимый Мастер с наугольником на груди и с Книгой Священного Закона, открытой на первой странице Евангелия от Иоанна, восседает на своем стуле (троне) в восточном углу зала.

Раздается тройной стук кандидата. Мастер отвечает на это тремя ударами молотка и вопрошает: «Кто там?» Второй Страж у дверей повторяет этот вопрос. На это следует ответ (если кандидат за отведенное ему время не успел заучить эти слова, их ему подсказывает сопровождающий): «Некий профан, который молит о том, чтобы разделить с вами часть благодати, излившейся на сию ложу Святого Иоанна, кою разделили с вами столь многие Ученики и Подмастерья до него». После этого двери раскрываются, Первый и Второй Стражи принимают соискателя – один справа, другой слева – и трижды обводят его вокруг табеля, лежащего на полу Зала собраний. Затем они подводят его к восточной части и ставят лицом к Мастеру, а в это время «братья», выстроившись в две шеренги по его бокам, создают беспорядочный шум, ударяя оружием (как правило, мечами, точнее – их имитацией) друг о друга.

После этого посвящаемый, обращаясь к Мастеру, просит дать ему света, ибо он слеп (вспомним, что глаза его закрыты повязкой). Мастер, прежде чем одарить его светом, объясняет новичку некоторые каноны масонского ремесла, а затем приглашает принести присягу на «кубке возлияний».

Сладкое и горькое питье, чередующееся в чаше, связано с источником Мнемозины (памяти) и водой из реки Леты (забвения). Мнемозина – греческая богиня памяти, с которой пифагорейцы и платоники связывали процесс познания самого себя, называя его «анамнез», то есть воспоминание о путешествии души во Вселенной. Лета – река, ведущая в Аид, поэтому ее вода – «летальная», мертвая, несущая гибель и смерть. В масонской символике сладкое и горькое питье являются также напоминанием о двух возможных путях, которые открыты перед непосвященным: путь просвещения, если он искренне отнесется к своему посвящению, и горечь «второй смерти» – смерти духовной, иначе говоря, несостоявшейся инициации, которая, в случае ее успешного проведения, призвана освободить человека от «первой смерти» – мирской жизни. Испить же горечь суждено тому, чьи губы совершат клятвопреступление, кто откажется от взятой на себя обязанности этического и духовного строительства своей личности, вменяемой в обязанность всякому, вступившему на масонский путь.

В сопровождении одного из «братьев» кандидат должен совершить три последних символических путешествия – «в воде, воздухе и огне». Первое путешествие, под землей, он уже совершил, когда находился в «комнате для размышлений». Его представляют собравшимся как человека «свободного и добрых обычаев». «Добрые обычаи» значат на языке масонских символов, что это человек честный и умеренный. А «свободный» он потому, что лишен предрассудков и сковывающих разум цепей фанатизма, ибо, как говорится в масонском катехизисе, «тот, кто не может пользоваться свободой, должен быть отторгнут от наших тайн как не умеющий управлять своим поведением и не способный выполнять взятые на себя обязанности».

Прохождение через четыре стихии: землю, воду, воздух и огонь, – которые являются основными элементами материи в физике Эмпедокла и Аристотеля, символизирует очищение. По представлениям Аристотеля, эти элементы составляют «подлунный» мир и в чистом виде выстроены по вертикали, начиная с элемента более тяжелого (земли) и кончая самым легким – огнем. Выше огня – эфир, который философ понимает как некую небесную субстанцию, обладающую совершенством кругового мира. Это же представление о четырех элементах, образующих материю, встречается и во многих других древних учениях, причем не только западноевропейских, но и восточных – древнекитайских и древнеиндийских.

В масонской ритуальной символике путешествия через четыре элемента призваны наглядно изобразить крестный путь человеческого духа, на котором дух сначала стал материей, а затем поднялся от земли к небу. Этот масонский путь тоже идет «по вертикали», о которой сказано выше, и подводит человека к словам Божьим «да будет Свет», то есть к воссоединению его с первичным актом Сотворения (Бытие, 1:3).

В ходе символических путешествий инициируемый наталкивается на «препятствия», которые постепенно «истончаются», подобно тому как истончается материя в Аристотелевой «вертикали». Все эти скитания вслепую в пространстве храма, шумы, лязг оружия, крики «братьев» и так далее призваны создавать у соискателя ощущение «перехода».

По завершении четвертого путешествия наступает тишина. В воцарившейся тишине Мастер, стоящий за своим стулом наверху лестницы, лицом к ее подножью, задает кандидату вопросы: «Действительно ли ты желаешь сделаться франкмасоном?» и «Сделан ли твой выбор по доброй воле и свободному волеизъявлению?» На эти вопросы тот отвечает: «Да». Затем Мастер командует: «Да узрит он свет!» С глаз кандидата снимается повязка, а «братья» поднимают мечи и направляют их острия ему в грудь. Мастер же в это время напоминает посвящаемому «золотое правило», или универсальную этическую заповедь, масонства: «Не делай другим того, чего не желаешь самому себе; твори для других добро, какого желал бы самому себе».

Затем кандидату приказывают тремя ритуальными шагами приблизиться к алтарю на востоке, и один из руководителей церемонии указывает, как ему встать. На алтаре лежат циркуль и наугольник. Один из помощников возглашает: «Ныне ты вступаешь в достопочтенное сообщество, куда более весомое и значительное, нежели ты представляешь. Оно не противостоит ни закону, ни религии, ни нравственности, в его действиях нет ничего, что противоречило бы присяге на верность монарху или государству. Об остальном тебе сообщит Досточтимый Мастер».

Как только оратор произносит эти слова, кандидат преклоняет перед алтарем правое, обнаженное колено. (Левая его нога, как помним, обута в сандалию или туфлю со срезанным задником, что делает ее похожей на сандалию.) Когда кандидат принимает нужное положение, Мастер обращается к нему с такими словами: «Обещаешь ли ты никогда не раскрывать ни устно, ни письменно, ни под каким-либо другим видом тайн франкмасонов, кроме тех случаев, когда говоришь о них с нашим братом в должным образом собравшейся и открытой ложе в присутствии Досточтимого Мастера?» На что кандидат отвечает: «Обещаю». Затем ему расстегивают жилет и рубашку и приставляют к левой, обнаженной стороне груди острие циркуля; он сам держит его левой рукой, а его правая в это время покоится на Евангелии.

Далее Досточтимый Мастер читает ему торжественное обещание, которое кандидат повторяет за ним слово в слово:

«Я (имя) здесь и сейчас по доброй воле и без принуждения, торжественно, чистосердечно обещаю и клянусь перед лицом Господа Всемогущего и этого достопочтенного собрания, что буду всегда прятать и скрывать и никогда не раскрою тайн и таинств масонства и масонов, которые будут доверены мне сейчас или в любое другое время в будущем, кроме тех случаев, когда я говорю о них с верным и совершенным братом после соответствующего испытания или же в достопочтенной и совершенной ложе, если меня должным образом примут ее братья.

Далее, я торжественно обещаю и клянусь, что я не запишу эти тайны, не напечатаю их, не вырежу, не выгравирую и не послужу причиной их написания, напечатания, наметки, вырезания или гравировки на дереве или камне, считая при этом за выявление даже любой видимый след или признак следа буквы, который только может появиться где бы то ни было под движущимся или неподвижным небесным сводом в результате нарушения нашего закона.

Во всем этом я торжественно обязуюсь и клянусь, сохраняя твердое намерение поступать так же и впредь, без всякого сомнения, без мысленного противоречия или попыток уклониться в сторону от исполнения своего долга, сознавая, что кара за преступление этой клятвы будет не менее страшна, чем ежели бы язык мой с корнем был вырван из уст моих, сердце мое исторгнуто из груди, чтобы быть погребенным в донном песке на расстоянии кабельтова от берега, где прилив и отлив сменяют друг друга дважды в сутки, а тело мое – сожжено и пепел его развеян по лику земному, дабы и памяти обо мне не осталось среди франкмасонов. Итак, помоги мне, Господи, и удержи меня в верности этому торжественному обещанию Ученика вольного каменщика». (Целует Библию.)

Мастер, держа над ним пламенный меч, совершает обряд инвеституры – введения в масоны. Как только Мастер произнесет слова «Ты мой брат», посвящение считается состоявшимся и новый масон «украсит своим присутствием сии колонны».

Вслед за этим новому члену братства вручают запон (фартук), две пары белых перчаток и сообщают знак, пожатие и проходное слово Ученика. Фартук (у Ученика он лишен фигур и символического орнамента, а у масонов высших степеней снабжен богатейшей символикой) символизирует труд – «первейший долг и обязанность, высочайшее утешение человека». Одна пара перчаток предназначена для него (символ чистоты), а другая – для спутницы жизни, являющейся «совершеннейшей женщиной», то есть той, которую масон любит и уважает. В этом смысле символика перчаток связана со средневековыми рыцарями, которые, как известно, украшали свой шлем перчаткой «прекрасной дамы сердца».

Кроме того, вновь посвященного обучают ритуальным шагам, которыми он должен приближаться к Мастеру по табелю, лежащему на полу ложи. Там изображены самые различные символы, такие, например, как увязанный сноп, трон, окруженный звездами, прямая линия, символизирующая отвес каменщика, а также могила Хирама, первого Великого Мастера, который умер более трех тысяч лет назад. Все эти символы и аллегории объясняются Ученику подробнейшим образом и, по возможности, самым простым и понятным языком. И наконец в заключение он получает символическое наставление в мастерстве: брат-наставник по поручению Мастера подводит Ученика к неотесанному камню, где тот и приступает к работе.

На этом церемония посвящения завершается. Новый член братства должен теперь взять из специально для этих целей принесенного ведра с водой щетку и стереть изображение табеля на полу, если оно нанесено мелом или углем. Затем его выводят из Зала собраний и возвращают ему все вещи, которые были у него изъяты перед началом посвящения. После этого ему отводится место по правую руку от Досточтимого Мастера, которое он и должен занимать впредь.

Итак, человек, посвященный в масоны, имеет теперь право занять «место у колонн». «Братья» по этому поводу выражают ему свою радость, подняв вверх мечи, острия которых прежде были направлены в грудь соискателя, и поздравляют нового «брата» троекратным похлопыванием по плечу открытой ладонью.

В заключение скажем, что масон может, если он сам того пожелает, предать гласности факт своей принадлежности к ордену, однако называть имена других «братьев» по ложе ему не разрешается, если только он не получит на это особого разрешения. Причина этого распорядка в жизни масонства весьма проста и предельно ясно объяснена в масонском уставе, где сказано: «Вы должны соблюдать сдержанность в отношении лиц, которых увидели сегодня, и имен, которые входят в общину, ибо каждый человек имеет право сказать о себе только то, что он сам желает сказать, и не желает, чтобы за него говорили другие».

Посвящение в масоны (2)

Ниже мы приводим тот же процесс инициации, или посвящения, но не в виде прозаического рассказа, как вначале, а в виде мистерии, или «церемониальной пьесы», как он совершается во втором и третьем разделах (действиях) ритуала первого градуса.

В этой ритуальной игре в вопросы и ответы вопрошающий (В.) – церемониймейстер (его «роль» дана курсивом), а отвечающий (О.) – бывший кандидат, а ныне член братства вольных каменщиков в степени Ученика (его слова даны обычным шрифтом).

В.: Где ты изначально готовился к посвящению в вольные каменщики?

О.: В специально отведенной комнате, соседней с ложей.

В.: Кто привел тебя к вольным каменщикам?

О.: Друг, впоследствии оказавшийся «братом».

В.: Расскажи, как тебя готовили.

О.: У меня отобрали металлические предметы, а потом мне завязали глаза, обнажили правую руку, левую сторону груди и левую ногу. Затем левую ногу обули в сандалию и накинули на шею шнур с петлей на конце.

В.: Почему у тебя отобрали металлические предметы?

О.: Чтобы я не внес в ложу чего-либо, предназначенного для нападения или защиты, и не потревожил ее гармонию.

О.: Чтобы сделать меня «бедным». Поскольку я был принят в братство вольных каменщиков «бедным», лишенным всего, это будет напоминать мне о том, чтобы я помогал нуждающимся «братьям», зная, что они достойные люди, без всякого упоминания о своих положении или связях.

О.: Она восходит к библейским временам. Известно, что во время строительства храма царя Соломона за стенами не было слышно стука металла.

В.: Как могло случиться, что здание такого размера и такого величия, как храм Соломона, возводилось и было завершено без помощи металлических инструментов?

О.: Камни вырубали в каменоломнях, там же их обтесывали, разрубали, помечали и нумеровали. Деревья рубили и готовили к отправке в рощах Ливана, там же их обтесывали, помечали и тоже нумеровали. Затем их сплавляли в Яффу, а впоследствии доставляли в Иерусалим, где и устанавливали на место при помощи деревянных молотов и других деревянных инструментов, специально предназначенных для этой цели.

В.: Почему камень и дерево заготавливали так далеко от места строительства?

О.: Чтобы лучше показать величие строительного искусства в те дни, ибо, хотя все материалы заготовляли на огромном расстоянии от места строительства, все равно, когда их собрали вместе в Иерусалиме, каждый элемент соответствовал предназначенному ему месту с такой точностью, что все вместе взятое больше походило на произведение Великого Архитектора Вселенной, чем на дело рук человеческих.

В.: Почему тебе завязали глаза?

О.: Чтобы в случае, если бы я отказался пройти все испытания, предусмотренные ритуалом, меня могли бы вывести из ложи, не раскрыв ее вида и убранства.

О.: Тот факт, что я был принят в братство вольных каменщиков во тьме, должен постоянно напоминать мне о том, что мое поведение и мое отношение к таинствам масонства должны соответствовать установленному закону, что я и постараюсь делать впредь.

О.: Чтобы мое сердце уверовало до того, как глазам будет позволено увидеть.

В.: Почему тебя обули в сандалию?

О.: Нашим ложам приуготовлено было стоять на святой земле, как об этом сказано в Писании, в том его месте, где Господь говорит с Моисеем из горящего куста.

В.: После надлежащей подготовки куда тебя препроводили?

В.: И в каком виде ты ее нашел?

О.: Я нашел ее запертой и тщательно охраняемой.

О.: Тот, кого позже мне представили как Привратника.

В.: Каковы его обязанности?

О.: Стоя с обнаженным мечом, удерживать снаружи вторгающихся и пытающихся проникнуть внутрь, а также проверять, должным ли образом подготовлены кандидаты.

В.: Будучи слеп, как ты узнал, что перед тобой дверь?

О.: Сначала из-за невозможности войти, а потом по позволению.

В.: Как ты получил позволение?

О.: Троекратным четким стуком.

В.: К чему открыл путь этот стук?

О.: К древнему и достойному побуждению: «Ищите, и обрящете, просите, и дано будет вам, стучите, и откроется вам».

В.: Как ты воспринял это побуждение в твоем положении?

О.: Разобравшись в своих мыслях, я попросил моего друга постучать. Он постучал, и двери франкмасонства раскрылись передо мной.

В.: Когда дверь открылась, кто вышел помочь тебе?

О.: Тот, кого мне впоследствии представили как Внутреннего Стража.

В.: Что он спросил у Привратника?

В.: Что ответил привратник?

О.: «Это господин (имя), бедный кандидат, пребывающий во тьме, достойным образом рекомендованный и одобренный к принятию в открытой ложе; он пришел сюда по доброй воле и под свою ответственность, должным образом подготовленный и смиренно просящий о приобщении к таинствам и преимуществам, даруемым принадлежностью к франкмасонству».

В.: Чего далее потребовал Внутренний Страж?

О.: Ответа, ясно выраженного желания приобщиться этих таинств и преимуществ.

В.: И каков же был твой ответ?

О.: «С Божьей помощью, поскольку я свободен и добрых нравов».

В.: Что он сделал далее?

О.: Он попросил меня подождать, пока он доложит обо мне Досточтимому Мастеру, который через некоторое время с радостью велел впустить меня.

В.: На что ты наткнулся, войдя?

О.: На острие некоего предмета, приставленное к моей левой, обнаженной стороне груди.

В.: Почему к левой, обнаженной стороне твоей груди было приставлено острие, когда ты вошел в ложу?

О.: Чтобы я осознал, что принимаю участие в действе серьезном и торжественном; а также чтобы удостовериться в моей естественности.

В.: Когда тебя ввели в ложу, с каким первым вопросом обратился к тебе Досточтимый Мастер?

О.: «Господин (имя), поскольку ни один человек не может стать вольным каменщиком, если он не свободен или не достиг зрелого возраста, я требую у тебя ответа, свободен ли ты и достиг ли возраста двадцати одного года». На этот вопрос я ответил утвердительно.

В.: Что тебя попросили сделать потом?

О.: Преклонить колени и принять благословение масонской молитвы.

В.:Я буду благодарен тебе, если ты сейчас повторишь ее.

О.: «О Ты, Всемогущий и Высший Правитель Вселенной, окажи вспомоществование свое сему собранию и дозволь этому кандидату в вольные каменщики, смиренно преклонившему сейчас пред Тобой колени, быть посвященным, с тем чтобы отдать жизнь свою служению Тебе и стать истинным, достойным братом всем нам. Одели его по достоинству Своей провидческой мудростью, которая в сочетании с таинствами королевского искусства каменщиков даст ему возможность в наивысшей мере раскрыть красоты высшей Божественности во славу и честь Твоего святого имени. Да будет так!»

В.: После произнесения этой молитвы как к тебе обратился Досточтимый Мастер?

О.: «Кому доверишься ты в любой опасности и беде?»

В.: Что сказал на это Досточтимый Мастер?

О.: «Как я рад, что вера твоя так тверда! Полагаясь на поддержку столь верную, поднимайся и смело следуй за своим проводником, вооружившись твердой, но смиренной уверенностью, ибо там, где на помощь призвано имя Господне, не может таиться никакой опасности».

В.: Как затем Досточтимый Мастер обратился к «братьям» ложи?

О.: «Братья севера, востока, юга и запада, оповещаю вас о том, что господин (имя) готов предстать перед вашими взорами и показать, что он должным образом приуготовлен к тому, чтобы стать вольным каменщиком».

В.: Как далее распорядился тобой твой проводник?

О.: Будучи ни обнаженным, ни одетым, ни босым, ни обутым, но смиренно шествующим и останавливающимся по его указанию, я был взят им за правую руку и препровожден сперва на север, затем на восток, к Досточтимому Мастеру, затем на юг и, наконец, на запад, к Первому Стражу.

В.: Что требовалось от тебя во время продвижения по ложе?

О.: Пройти испытания у Второго и Первого Стражей, сходное с тем, которое имело место при входе в ложу.

В.: Почему тебя водили по ложе именно таким необычным путем?

О.: Это путешествие должно было образно представить состояние нищеты и отчаяния, которое господствовало над моим духом и на останках которого я должен был воспрянуть, если окажусь достоин, в один миг. Оно должно было произвести на меня такое впечатление, чтобы я отныне никогда уже не затворял бессердечно свой слух и слышал рыдания обездоленных, особенно своих братьев-масонов, и терпеливо выслушивал их сетования. Моя грудь должна полниться состраданием, сопровождаемым неземным облегчением после того, как я, насколько это мне позволят силы, удовлетворю все их нужды. Это путешествие должно было показать, что я действительно должным образом приуготовлен к тому, чтобы быть посвященным в братство вольных каменщиков.

В.: Кто может быть посвящен в братство вольных каменщиков?

О.: Только достигший зрелого возраста честный и свободный человек, человек неоспоримой справедливости и добрых нравов.

В.: Почему преимущества франкмасонства распространяются только на свободных людей?

О.: Потому, что ужасающие нравы рабства не должны осквернять истинных принципов свободы, на которых основывается наш орден.

В.: Почему только зрелого возраста?

О.: Всегда лучше полностью отвечать за самого себя, так же как и за все братство в целом.

В.: Почему только неоспоримой справедливости и добрых нравов?

О.: Потому, что в этом случае с помощью мудрой проповеди и личного примера мы сможем поднять и достойно нести тяжкий груз повиновения законам и правилам, принятым у франкмасонов.

В.: Будучи передан Первому Стражу, как ты шествовал дальше?

О.: Он представил меня Досточтимому Мастеру как кандидата, должным образом подготовленного к тому, чтобы быть посвященным в братство вольных каменщиков.

В.: Каков был ответ Досточтимого Мастера?

О.: «Брат Первый Страж, твое представление будет принято, но, для того чтобы это было так, я задам кандидату несколько вопросов, на которые, я уверен, он ответит со всей прямотой».

В.: Каков был первый из этих вопросов?

О.: «Можешь ли здесь и сейчас честью своей поклясться в том, что не принуждаем к посвящению каким-либо противным твоему намерению влиянием со стороны своих друзей и не находишься под влиянием каких-либо иных недостойных причин, а, наоборот, предлагаешь себя по доброй воле и собственному желанию кандидатом к посвящению в тайны и приобщению к преимуществам, даруемым франкмасонством?»

В.: Каков был второй из этих вопросов?

О.: «Отдаешь ли себе отчет в том, что преимуществами этими ты должен будешь пользоваться в той форме, которую предлагает мнение сообщества, и лишь из искреннего желания достижения знаний и более полного посвящения себя служению своим собратьям во человечестве?»

В.: Каков был третий из этих вопросов?

О.: «Клянешься ли своей честью в том, что, избегая, с одной стороны, страха, а с другой – поспешной опрометчивости, достойно пройдешь через церемонию посвящения и, если будешь принят, всегда будешь соразмерять свои поступки с древними обычаями и принятыми уставами нашего ордена?» На все эти вопросы я ответил утвердительно.

В.: Что затем повелел Досточтимый Мастер?

О.: Он повелел Первому Стражу сказать Младшему Эксперту, чтобы тот приказал мне подойти к престолу тремя надлежащими шагами.

В.: Из чего слагались эти три необычных шага?

О.: Из прямых линий и углов.

В.: Чему они учат нас с точки зрения нравственности?

О.: Прямой жизни и действиям под нужными углами.

В.: Когда тебя подвели к Досточтимому Мастеру, как он к тебе обратился?

О.: «Мои обязанности состоят в том, чтобы уведомить тебя, что масонство свободно по своей сути и что оно поэтому нуждается в полной свободе выбора каждого, кто ищет проникнуть в его таинства; оно основано на чистейших принципах уважения и добродетели; оно располагает великими и бесценными привилегиями, и с целью сохранить эти привилегии только для достойных их людей оно требует от этих людей принесения обетов верности. Однако позволь мне заверить, что в этих обетах не содержится ничего, что могло бы служить препятствием к выполнению тобой нравственных, религиозных или гражданских обязанностей. Желаешь ли ты в этом случае принять на себя твердые обязательства, основанные на принципах, которые я только что сообщил, сохранять в глубочайшем секрете таинства ордена?» На что я ответил утвердительно.

В.: Опиши обряд, в ходе которого ты был посвящен в вольные каменщики.

О.: Я преклонил левое, обнаженное колено, развернул правую ступню под прямым углом и, держа тело прямо, положил правую рука на Книгу Священного Закона; в левой же держал циркуль, острие которого было приставлено к левой, обнаженной стороне моей груди.

В.: Зачем к левой стороне твоей груди приставили острие циркуля?

О.: Затем, что циркуль есть символ мук моего тела, мысли о которых должны неизменно сопровождать меня на тот случай, если я когда-либо окажусь настолько неверен нашим законам, что отважусь открыть какие-либо из масонских таинств, сохранение коих было доверено мне тогда, на самом острие бытия.

В.: Будучи поставлен таким образом, что ты должен был сделать?

О.: Дать великое и торжественное обещание Ученика вольного каменщика.

В.: Если бы ты повторил его здесь, я был бы тебе весьма признателен.

О.: «Я (имя) перед лицом Великого Архитектора Вселенной и этой достойной, досточтимой и совершенной ложи вольных и принятых каменщиков, регулярно собираемой и должно управляемой, по собственному желанию и доброй воле здесь и сейчас торжественно обещаю и клянусь, что всегда и везде буду тщательно скрывать и оберегать таинства и секреты ордена вольных каменщиков, прямые либо косвенные, будь они сообщены мне при посвящении или в любое другое время в будущем, или же стали бы мне известны каким-либо иным способом, и никогда и никому не раскрою их, кроме тех случаев, когда они поверяются досточтимым и верным законам „братьям”, да и то после того, как они прошли соответствующее испытание и строгую проверку, или после того, как я получу от хорошо известного мне „брата” сведения о том, что „братья”, коим я собираюсь открыть наши тайны, заслуживают такого доверия, или же в том случае, если это происходит в помещении совершенной, регулярно собираемой и должным образом управляемой ложи древних и признанных каменщиков. Далее, я торжественно обещаю и клянусь, что не запишу, не продиктую, не вырежу, не отпечатаю, не выгравирую на меди эти тайны и не изображу их еще каким-либо иным способом, а также не послужу подстрекателем к этому или соучастником подобного дела, исполняемого кем-то другим, если в моих силах будет предотвратить это, – будь то на чем бы то ни было недвижимом или подвижном под небесами, где бы и когда бы какая-либо буква, рисунок или цифра, или мельчайший и почти неразличимый след какой-либо буквы, рисунка или цифры стал бы видим или понятен мне или кому-либо еще в мире, с тем чтобы наши таинства и глубоко запрятанные секреты не могли бы быть раскрыты вследствие того, что я оказался их недостоин. Эти обязательства я клянусь соблюдать непреклонно, не допуская даже мысленных разночтений или изменений по своей воле, полностью сознавая, что в случае нарушения какого-либо из них кара будет не менее ужасной, как если бы мне перерезали горло, вырвали с корнем язык мой из уст моих, а тело погребли в морском песке, в открытом море, на расстоянии кабельтова от берега, где прилив и отлив сменяют друг друга дважды в день; или же что может воспоследовать еще более действенная кара и я буду опозорен как вероломный изменник, которому чужды понятия нравственности и чести и который поэтому никогда не будет принят ни в одну другую регулярную ложу или любое другое сообщество людей, ценящих честь и добродетель выше внешних почестей вроде титулов и материального преуспевания. Итак, да будет Господь мне порукой, и да утвердит Он меня в этом великом и торжественном обещании Ученика вольного каменщика!»

В.: Когда ты принес это торжественное обещание, как к тебе обратился Досточтимый Мастер?

О.: «Только что произнесенные слова – это серьезное обещание, и залогом твоей верности в почитании его как торжественной клятвы станет печать твоих уст на Книге Священного Закона».

В.: Как он затем обратился к тебе?

О.: «Поскольку тебя долгое время держали во тьме, чего более всего желаешь ты в сердце своем?»

В.: И что ты ответил?

О.: «Света!» Каковой по велению досточтимого Мастера Младший Эксперт с радостью возвратил мне.

В.: Когда тебе возвратили благословение света творящего, на что затем обратили твое внимание?

О.: На три величайшие, хотя и символические светочи франкмасонства, именуемые Книгой Священного Закона, наугольником и циркулем.

В.: Каково их предназначение?

О.: Святое Писание служит для управления нашей верой, наугольник управляет нашими действиями, а циркуль нужен для того, чтобы удерживать нас в действенной связи со всем человечеством, и особенно с нашими братьями-масонами.

В.: Что далее сделал Досточтимый Мастер?

О.: Он дружески взял меня за правую руку и произнес: «Встань, новопосвященный брат наш вольный каменщик!»

В.: После того как тебя подняли с колен, что ты увидел?

О.: Три малых светоча.

В.: Где они были расположены?

О.: На востоке, юге и западе.

О.: Чтобы обозначать небесный путь солнца, которое встает на востоке, достигает зенита на юге и садится на западе, тем самым освещая человеку, соответственно, путь на работу, место его работы и путь с работы.

В.: Почему свет не исходит с севера?

О.: Когда солнце пребывает на севере, оно находится за горизонтом, и ни один из его лучей не достигает нашего полушария.

В.: Что представляют из себя эти три малых светоча?

О.: Солнце, Луну и Досточтимого Мастера ложи.

О.: Солнце правит днем, Луна – ночью, а Досточтимый Мастер управляет ложей и ведет ее.

В.: Почему Досточтимый Мастер приравнивается к этим двум великим светилам?

О.: Поскольку благотворное влияние Солнца и Луны делает нас, людей, способными исполнять наши обязанности в общественной жизни, постольку и добрая забота и опека Досточтимого Мастера делает нас способными исполнять обязанности, налагаемые на нас ремеслом.

В.: После того как тебе объяснили смысл трех малых светочей, как к тебе обратился Досточтимый Мастер?

О.: «Брат (имя), своим кротким и искренним поведением, которое ты продемонстрировал сегодня, ты избежал двух великих опасностей, именуемых уколом и удавлением: когда тебя ввели в ложу, к твоей груди был приставлен этот кинжал, так что если бы ты попытался резко рвануться вперед, то стал бы сам для себя палачом, погибнув от укола, именно ты, а не „брат”, который держал кинжал и которому было приказано оставаться неподвижным; кроме того, на твоей шее была петля со скользящим узлом, которая сделала бы любую попытку повернуть назад неудачной и сопряженной с риском умереть от удушья. Но существует и третья опасность, которая будет ожидать тебя до последнего мгновения твоего земного существования, – она называется карой за нарушение клятвы; это опасность того, что горло твое будет перерезано, если ты окажешься столь недостойным, что посмеешь раскрыть таинства франкмасонства».

В.: Что он сказал далее?

О.: «Теперь, когда ты принес торжественную клятву Ученика вольного каменщика, мне дозволено сообщить тебе, что в масонстве существует несколько градусов и в каждом есть свои особые таинства; они, разумеется, существуют не для того, чтобы устанавливать в братстве отношения неравноправия, а для того, чтобы быть возложенными на кандидатов в соответствии с их заслугами и возможностями. Я пока что доверю тебе тайны твоего градуса, то есть знаки, по которым мы узнаем друг друга и которые отличают нас от всего остального мира. Я должен известить тебя о том, что прямые линии и прямые углы – это истинные и верные признаки, по которым узнают франкмасона. Итак, тебе следует встать прямо, поставив ступни под прямым углом; таким образом твое тело станет символом твоего сознания, а ступни – символом верности твоих поступков».

В.: Что тебе было указано сделать затем?

О.: Шаг левой ногой, так чтобы правая пятка упиралась в ее изгиб. Это, как сообщил мне Досточтимый Мастер, первый ритуальный шаг масона. Стоя именно в этой позе, сообщают и познают таинства первого градуса.

В.: В чем состоят эти таинства?

О.: В знаке, пожатии и слове.

В.: После того как ты принес клятву и заслужил доверие, был ли ты облачен?

О.: Да. В совершенный запон вольного каменщика, который, как поведал мне Первый Страж, древнее Золотого Руна и римского орла, достойнее ордена Подвязки или какого-либо другого из существующих орденов, ибо он есть эмблема чистоты и звено моих братских уз. Он также наставил меня в том, каким образом носить и почитать его, и сообщил далее, что если я не опозорю его, то и он не опозорит меня.

В.: Что сказал Досточтимый Мастер далее?

О.: «Ты никогда не должен облачаться в этот запон и входить в помещение ложи, если в нем находится „брат”, с которым ты пребываешь в несогласии или к которому испытываешь вражду. В этом случае ты должен предложить ему примирение, чтобы вы мирно могли разрешить свои разногласия, после чего вы оба можете облачиться, войти в помещение ложи и работать там с той братской любовью и в той гармонии, которые во все времена должны отличать вольных каменщиков. Однако если ваши разногласия, к несчастью, приобретут такой характер, что не смогут быть улажены подобным образом, будет лучше, если ложу покинет один из вас или же вы оба вместе, дабы гармония ее не нарушалась вашим в ней присутствием».

В.: Куда тебя направили затем?

О.: В северо-восточный угол ложи.

В.: Объясни, почему, как тебе самому это объяснили.

О.: «При возведении всех – как светских, так и церковных – зданий существует обычай закладывать первый камень фундамента именно в северо-восточном углу; ты, новопосвященный в орден франкмасонов, тоже располагаешься в северо-восточном углу ложи, символизируя собой этот камень; и на этом фундаменте, заложенном сегодня, да возведешь ты здание, прекрасное во всем и несущее славу своему строителю. Всем своим видом ты ныне соответствуешь образу истинного и принятого масона, и я советую тебе всегда быть таким. Сейчас же я приступаю к проверке твоих нравственных принципов и призываю тебя упражняться в добродетели, той ее разновидности, которая, несомненно, должна считаться определяющей для сердца франкмасона, а именно – в милосердии. Нет необходимости описывать ее достоинства: ты, без сомнения, всегда знал и практиковал ее. Достаточно будет сказать, что милосердие господствует и практикуется и на небе, и на земле, и, как его брат, сострадание, благословляет того, кто делится им, равно как и того, кто испытывает его на себе. В таком сообществе, как наше, которое широко раскинуло свои ветви на все четыре стороны света, невозможно отрицать, что существует множество членов, облеченных высокими титулами и владеющих значительными состояниями; но, с другой стороны, так же невозможно отрицать и то, что среди тысяч вставших под наши знамена есть многие, кто под влиянием трагически сложившихся обстоятельств и бедствий, избежать которых человек зачастую просто не в силах, обречен на последний предел нищеты и отчаяния. Ради их пользы у нас заведен обычай пробуждать в каждом новопосвященном брате сострадание и взывать к его милосердию, коль скоро его жизненные обстоятельства делают это возможным; итак, все, что ты считаешь себя в силах и расположении пожертвовать на это дело, ты можешь обговорить с Младшим Экспертом. Все, что ты ни пожелаешь дать, будет благодарно принято и применено с благочестием».

В.: Что ты ответил на это?

О.: Я сказал, что был лишен всего, имевшего какую-либо ценность, заблаговременно, перед тем как меня ввели в ложу, иначе отдал бы многое и по доброй воле.

В.: Что сказал затем Досточтимый Мастер?

О.: «Поздравляю тебя с теми достойными одобрения чувствами, повинуясь коим, ты действовал, а равно и со способностью не удовлетворяться ими. Поверь, это испытание было устроено не для того, чтобы соревноваться с тобой в милосердии, – такие устремления далеки от наших принципов, – а по трем особым причинам».

В.: Какова первая из этих причин?

О.: Проверить мои нравственные принципы.

О.: Убедить «братьев» в том, что при мне не было ни денег, ни каких-либо иных металлических вещей; ибо, если бы они были, церемонию следовало бы повторить сначала.

О.: Предостеречь мое сердце. Если когда-либо в будущем я встречу «брата» в отчаянном положении, «брата», который обратится ко мне с призывом о помощи, чтобы я вспомнил тот миг, когда был посвящен во тьме и в нищете в масоны, и с радостью воспользовался возможностью применить на практике ту добродетель, которую меня наставляли боготворить.

В.: Что тебе предложили затем?

О.: Рабочие инструменты Ученика вольного каменщика, к которым относятся двадцатичетырехдюймовый шаблон, простой молоток и резец.

В.: Каково их использование?

О.: Шаблон служит для измерения нашей работы, простой молоток – для отбивания лишних выступов и наростов на камне, а резец – для дальнейшего выравнивания и обработки камня ради его преобразования до того состояния, когда к работе над ним приступит более опытный каменщик.

В.: Коль скоро мы не оперативные масоны, а вольные и принятые, то есть умозрительные, каково применение этих инструментов в нашей нравственной работе?

О.: В этом смысле двадцатичетырехдюймовый шаблон соответствует двадцати четырем часам в сутках, частью проведенным в служении всемогущему Господу, частью – в труде и отдыхе, а частью – в служении «брату» и другу, если только это не в ущерб лично нам и нашим близким. Простой молоток соответствует власти совести, которая должна удерживать вовне все недостойные и суетные помыслы, могущие появиться у нас в какой-либо из перечисленных выше периодов времени, дабы все наши мысли были чисты и незапятнанны перед престолом благодати. Резец же указывает на преимущества образования, исключительно благодаря которому мы превращаемся в людей, соответствующих природе нашего исправного и совершенного сообщества.

В.: Как затем обратился к тебе Досточтимый Мастер?

О.: «Поскольку в конце собрания ты будешь обязан внести необходимую плату за посвящение, будет правильно, если ты узнаешь сейчас, какой властью мы действуем. Вот хартия о признании нашего сообщества Великой ложей Англии, которую ты волен изучить сейчас или потом, в любую минуту, когда пожелаешь. Вот „Книга конституций” и свод нашего внутреннего распорядка. Все это я настоятельно советую тебе хорошенько изучить, поскольку из одной книги ты почерпнешь сведения о своих обязанностях по отношению к ремеслу в целом, а из других – по отношению к своей ложе».

В.: Что тебе велели сделать потом?

О.: Удалиться, чтобы привести себя в порядок. Мне также сообщили, что по возвращении в ложу мое внимание будет обращено на поучения, посвященные достоинствам нашего сообщества, а также правам и обязанностям его членов.

Посвящение в Подмастерье

(Ритуал второго градуса)

Степень Подмастерья, согласно масонской иерархии, подтверждает правильность избранного пути и обязывает всякого, кто вступил на него, быть настойчивым и непреклонным. Подмастерье – степень активного начала. «Степень Ученика обязывает посвященного понимать великую тайну своего существования и путем самосовершенствования становиться более достойным собственной жизни; степень же Подмастерья обязывает трудиться для других, принося пользу в жизни…» – говорится в нравственном катехизисе масона.

Исторически эта степень унаследована масонством нового времени от оперативного масонства, где она называлась Fellow («помощник, товарищ»). Однако Джеймс Андерсен в своей «Книге конституций» сделал одно небольшое, но существенное дополнение, добавив к Fellow слово Craft. Получилось Fellow Craft («товарищ по ремеслу, подмастерье»).

В практике современного масонства стадия ученичества завершается не раньше, чем через год после инициации и пребывания в масонах. Посвящение в степень Подмастерья совершается согласно ритуалу, который, как считают многие, не так проникнут духовностью, как ритуал посвящения в Ученики и Мастера. Это, несомненно, связано с чрезвычайной простотой формы, принятой при посвящении в эту степень. Однако, если более внимательно вглядеться в ритуал, то нельзя не признать, что и степень Подмастерья содержит весьма полезные и ценные поучения. Впрочем, простота церемонии вполне объяснима. Если при посвящении в первую символическую степень масонство обращается к непосвященным, которым надлежит уяснить общие принципы и начала доктрины, которые важно объяснить в торжественной обстановке с демонстрацией характерных символов своего «языка», то при посвящении во вторую степень масонство обращается к «братьям», уже воспринявшим его заветы и лишь ждущим благоприятного случая, чтобы применить их на практике.

Ритуал посвящения состоит из пяти символических путешествий и созерцания пламенной звезды, в которой заключена литера «С». В первых четырех символических путешествиях посвящаемый в степень Подмастерья имеет при себе пару следующих рабочих инструментов: молоток и долото, линейку и шпатель, линейку и циркуль, линейку и угольник. Они символизируют различные операции, которые каменщик-масон совершает при работе с камнем: обтесывает его, придает ему правильную форму, поднимает и укладывает в нужном месте и так далее. В умозрительном масонстве все эти инструменты, естественно, символизируют работу человека над собой.

В пятом путешествии руки посвящаемого ничем не заняты, что истолковывается как необходимость для Подмастерья отложить в сторону рабочий инструмент и заняться теорией архитектуры, то есть чисто духовной работой, связанной с самосовершенствованием, которая будет завершена при посвящении в степень Мастера.

Каждое из пяти символических посвящений сопровождается поучением, которое произносит Достопочтенный Мастер. Тема его поучений – пять чувств, архитектура, семь свободных искусств, пять посвященных, труд и свобода.

Это символически отображено в таком мистериальном диалоге между церемониймейстером и кандидатом в Подмастерье:

О.: Ложа – это некоторое число масонов, которые соединились, чтобы вместе работать.

В.: Какие числа составляют ложу?

О.: Ложу составляют числа: три, пять, семь и одиннадцать. (В других ритуалах упоминается и число девять, которое обосновывается девятью музами.)

О.: Три составляют ложу потому, что три Великие Масона создали мир, так же как и это благородное произведение архитектуры, человека, которые так совершенны в своих пропорциях, что древние начинали свою архитектуру по тем же самым правилам, и еще потому, что три Великие Масона были при строительстве Соломонова храма.

О.: Пять составляют ложу потому, что каждый человек одарен пятью чувствами, а именно: слухом, зрением, вкусом, обонянием и осязанием. В масонстве три из указанных чувств имеют великую важность, а именно: слух, зрение и осязание. Слух служит к тому, чтобы слышать слово, зрение – чтобы видеть знак, осязание – чтобы чувствовать прикосновение, так что благодаря им я могу так же хорошо узнать «брата» в темноте, как и при свете. Кроме того, чувства раскрывают начала нравственности и духовности. Зрение – «генератор воображения»; слух – «усилитель голоса совести»; осязание – «водораздел» между человеком и предметами, которые, свидетельствуя о сопротивлении материалов, делают возможными измерения и их понимание. Вкус и обоняние – пути грубой чувственности, которую следует воспитывать и утончать.

О.: Семь составляют ложу потому, что есть семь свободных наук, а именно: грамматика, риторика, логика, арифметика, геометрия, музыка и астрономия. Грамматика учит писать и говорить на языке, которому я учусь, «по правилам первого, второго и третьего согласования». Риторика учит искусству говорить о всяком предмете. Логика учит правильно рассуждать, чтобы отличать истину от заблуждения. Арифметика учит свойству чисел. Геометрия учит искусству измерять. Музыка учит свойствам тонов. Астрономия учит знанию небесных тел. К тому же свет семи свободных искусств символически освещает все мироздание: небо (астрономия), формы и землю (геометрия), слово (грамматика и риторика), мысль (логика) и эмоции (музыка).

В.: Почему одиннадцать?

О.: Одиннадцать составляют ложу потому, что было одиннадцать патриархов, когда Иосиф был продан в Египет и считался погибшим, и еще потому, чтобы было только одиннадцать апостолов, когда Иуда предал Христа.

Увы, но, говоря об эзотерическом толковании семи свободных искусств, многие упускают такой весьма своеобразный аспект, как возможность интерпретации арифметики с позиции каббалы. Согласно каббалистическому учению, божество можно понимать двояко: как абсолют (и тогда оно Эн-Соф – бесконечное) или как объект познания. В последнем случае мы имеем дело с двумя эманациями, являющимися атрибутами объекта познания и выступающими в виде десяти истечений – сефирот, кои суть: Кэтер (корона, венец), Хокма (мудрость), Бина (понимание, разум), Хезед (любовь, добро, милосердие), Гебура (мощь, сила, суд), Тиферет (красота, гармония), Нецах (сияние), Ход (слава), Иесод (основание), Малкут (царство).

Десять сефирот образуют «архетип человека», Адама Кадмона, искаженным и размытым образом которого является земной человек. Все души возвращаются в лоно божественного блаженства (представление о «вечных муках» в каббале отсутствует) посредством процесса очищения, совершающегося благодаря многократному опыту существования души в физическом теле. Согласно каббале, если какая-то душа опаздывает в процессе очищения, то в таком случае другая, более развитая душа как бы удочеряет ее и духовно ее подпитывает.

Интересно, что в лоне каббалы развились: а) символика числа, в силу которой числа первого десятка (как, впрочем, и в пифагорейской нумерологии) наделены особым значением и соотнесены с вышеперечисленными эманациями; б) гематрия, метод библейской и текстовой интерпретации, основанный на численном эквиваленте буквы.

Это лишь краткий пример эзотеризма арифметики, одного из семи свободных искусств, которые появляются в ритуале посвящения масона в степень Подмастерья.

Совершив пятое символическое путешествие, в котором руки у него ничем не заняты, посвящаемый в Подмастерье заканчивает трудиться над неотесанным камнем. Напомним, что работа началась с тех пор, как он был посвящен в Ученики. С этого момента масон трудится над камнем, имеющим кубическую форму. Отныне ему позволено созерцать пламенную звезду и «познавать» литеру «С».

Пламенная звезда, видимо, уходит своими корнями в пентаграмму пифагорейцев, у которых она считалась символом здоровья и опознавательным знаком «ордена». Кроме пифагорейского толкования пентаграммы, существуют по меньшей мере еще три основные немасонские интерпретации этого знака, называемого также пентаклем, пентальфой, пентагероном и так далее. Речь идет о толковании христианском, магическом и алхимическом.

В христианско-мистической символике пентаграмма представляет пять ран Иисуса Христа или, в еще более высоком аспекте, постижение двух великих мистерий веры: Троицы (Отец, Сын и Дух Святой) и двойственной природы Христа (Человек – Бог). Второе толкование очевидным образом связано с «числовой» транскрипцией двух мистерий: 3 + 2 = 5 (Троица + двойственная природа = пять лучей пентаграммы).

В магической символике пентаграмма весьма распространена. В белой магии пентаграмма олицетворяет человеческий микрокосмос, пять конечностей тела (включая голову) и пять тайных центров силы, которые белая магия как раз и претендует пробудить ото сна. В черной магии пентаграмма является символом сил преисподней, поскольку там пентаграмма, как и все символы белой магии (а именно оттуда и черпает черная все свои знаки, затем их всячески искажая и переиначивая), представлена в перевернутом виде: два луча обращены вверх, а один вывернут вниз.

Что касается алхимического толкования пентаграммы и самой пламенной звезды, то напомним известный тезис масона барона Чуди, который в своем трактате «О пламенной звезде или обществе франкмасонов» (1766) отождествлял ее с «квинтэссенцией», обладавшей, по мнению алхимиков, властью преображать материю и, следовательно, являвшейся корнем, ядром, получаемым в результате алхимических операций – преимущественно целой серии «дистилляций».

У масонов пламенная звезда символизирует человеческий гений, на который Подмастерье взирает с почтением. Человеческий гений понимается масонами как луч божественного света. Судя по всему, масоны разделяют ту же интерпретацию, которую современный индийский философ Шри Ауробиндо дает понятию «созерцание звезды» в области философских представлений, не являющихся специфически масонскими: «Звезда – это неизменное обещание света, который грядет. Звезда превращается в солнце, когда опускается свет» («Девять знаков света в йоге»).

Внутри пламенной звезды находится литера «G», один из наиболее известных символов масонства, с которого начинаются такие «сакральные» в масонстве слова, как God и Geometry – Бог и геометрия. Судя по всему, применение литеры «G» в качестве символа геометрии восходит к 1525 году. Именно в этом году в Страсбурге была издана «География» Птолемея, в орнаменте которой были изображены: колонна, арка, херувим, символическое изображение угольника и циркуля с литерой «G» в центре. Без сомнения, эта литера ассоциируется в данном случае с искусством геометрии, «проекцией» которой может считаться география.

Однако не лишена разумности и другая гипотеза, согласно которой литера «G» появилась в центре пламенной звезды в результате своеобразной метаморфозы. Дело в том, что английские ложи XVIII века, желая провести различие между трудом, совершаемым масоном степени Подмастерья, и трудом Ученика, поместили в изображение звезды угольник. Угольник (по-английски – gallows square), бывший в обиходе в то время, имел форму греческой гаммы, соответствующей в латинской графике «G». Так постепенно и произошла подмена литерой изображения угольника.

Оставив в стороне масонскую символику, интерпретация которой предлагает бесконечные варианты, вернемся к вопросу о роли степени Подмастерья на масонском пути. Степень эта считается промежуточной, ибо Подмастерье ожидает того времени, когда он сможет стать Мастером. Духовное содержание его степени не рассчитано на длительный срок, так как вскоре он будет призван завершить свой масонский опыт. Здесь любопытно то, что эта кратковременность пребывания в степени Подмастерья объясняется вполне конкретными историческими причинами.

Дело в том, что в период формирования ритуала и доктрины нынешних масонских степеней английское масонство было разделено на две Великие ложи – «старых» и «новых» масонов. Первая делала акцент на значении степени Мастера и, по сути дела, пренебрегала степенью Подмастерья. Когда в 1813 году обе ложи воссоединились, то верх взяли уставы «старых» масонов. Таким образом, степень Подмастерья, пользовавшаяся престижем среди «новых» масонов, была как бы лишена своего значения и получила статус «слабой» степени.

На этом, собственно говоря, все значение этой степени, да и сам ритуал оказываются исчерпанными.

Через смерть – к жизни

(Посвящение в степень Мастера)

В храме опускается траурная завеса, украшенная жемчужинами – символом слез. Солнце закрыто вуалью. Царит полная тьма, если не считать мерцающего огонька свечи на восточной оконечности храма. Тьма символизирует тьму смерти, которая является предметом особого внимания в этом градусе. В центре храма – гроб мастера Хирама и ветвь акации. Все готово к посвящению Подмастерья в степень Мастера. Глубокая тишина предшествует началу ритуала, воспроизводящего древние мистерии смерти и воскресения. Этим ритуалом завершается приобщение к масонству. Посвящения в еще более высокие степени лишь подтвердят введение Подмастерья в степень Мастера, придадут ему какие-то новые качества, но уже ничего не смогут добавить к сути происходящего сейчас.

«Брат»-наставник случайно обнаружил, что вокруг храма, «погруженный в глубокую медитацию», скитается Подмастерье. Достопочтенный Мастер, следуя букве ритуала, с опаской спрашивает, не из числа ли он убийц мастера Хирама. Но опасения напрасны. Подмастерье взыскует света, воздаяния за свой труд. Он ждет степени Мастера. Кандидат на посвящение в эту степень проходит так называемое «испытание на верность», которое состоит в проверке ритуального пожатия и проходного слова. Затем Достопочтенный Мастер внимательно осматривает его руки и фартук. Они незапятнанны.

После этого испытания кандидат удаляется и «должным образом приуготовляется для возвышения в третий градус», при этом ему необходимо обнажить обе руки, всю грудь и оба колена, а обе ступни обуть в сандалии. Он преклоняет колени, и над ним произносится молитва с просьбой благословить то, что сейчас должно совершиться:

«Всемогущий и предвечный Господь, Архитектор и Управитель Вселенной, единым словом Которого сотворено все и вся, мы, бренные чада Твоего провидения, коленопреклоненно молим Тебя ниспослать этому сообществу, собравшемуся во имя святое Твое, непрестанный дождь Твоего благоволения. Особо же молим Тебя ниспослать милость Твою этому рабу Твоему, который предложил себя кандидатом для участия в постижении вместе с нами таинств, сокрытых в степени Мастера. Ниспошли ему твердость духа, дабы не оступился он в час испытания, но вместо этого, прошествовав под Твоей защитой долиной мрака и смерти, восстал, в конце концов, из могилы греха и, как вечные звезды, воссиял на века. Да будет так!»

Кандидат трижды обходит ложу по кругу, после чего ему велят должным образом приблизиться к восточному приделу. В этом градусе к востоку приближаются с запада семью шагами. Первые три нужно пройти по диагонали – как по краю вырытой могилы; следующие четыре – обычные шаги по направлению прямо на восток. В этот момент посвящаемого предупреждают, что его ожидают великое испытание в крепости духа и верности, а также торжественная клятва. Он дает согласие на это, преклоняет оба колена, кладет обе руки на Книгу Священного Закона и приносит торжественную клятву Мастера:

«Я (имя), пред лицом Всевышнего и этой достопочтенной и достойной ложи мастеров-каменщиков, должным образом основанной, регулярно собираемой и должно управляемой, по собственному желанию и по доброй воле здесь и сейчас торжественно обещаю и клянусь вечно скрывать, прятать и никогда не раскрывать тайн или таинств, относящихся к степени Мастера, никому в мире, кроме того или тех, кто имеет на обладание ими законное и справедливое право, да и то после того, как проведены должное испытание, строгий опрос и наличествует твердое убеждение в том, что они достойны столь высокого доверия; и кроме ложи мастеров-каменщиков, должным образом учрежденной, собранной и открытой в Срединной палате. Далее, я торжественно обещаю и клянусь в вечной верности принципам Циркуля и Наугольника, полагая строго и неукоснительно повиноваться всем распоряжениям и приказам, данным мне ложей мастеров-каменщиков, на всю длину моего вервия, при этом не признавая за собой права ни на какую иную причину для уклонения от выполнения этих приказов или распоряжений, кроме своей болезни или тягостной необходимости. Далее, я торжественно обещаю и клянусь как на словах, так и на деле свято блюсти пять точек братства: моя рука, поданная Мастеру-Каменщику, братски поддержит его; моя нога пройдет через все трудности и опасности, чтобы, соединившись с его ногой, образовать монолит взаимной защиты и поддержки; все течение моих ежедневных дел будет напоминать мне о его нуждах, и сердце мое всегда будет готово утешить его в горестях и выполнить то, что будет ему нужно, как если бы я делал это для себя или близкого своего родственника; грудь же моя станет священным хранилищем его тайн, доверенных мне по его воле, за строжайшим и непременным исключением таковых в том случае, если они заключают в себе убийство, измену, мошенничество или любое другое деяние, противное законам Господа и распоряжениям властей. И наконец, я торжественно обещаю и клянусь блюсти и поддерживать честь Мастера-Каменщика как свою собственную; клянусь, что я ни сам не причиню ему вреда, ни допущу, чтобы кто-либо это сделал, если я знаю о таковых его намерениях и в моих силах предотвратить их исполнение; и наоборот, я клянусь всячески поддерживать его доброе имя и доброе имя его ближайших родственников и самых дорогих для него людей, таких как его супруга, сестра или дитя. Я клянусь соблюдать все это без исключений, неверных истолкований или внутреннего сопротивления любого рода; и если я нарушу какое-либо из вышеприведенных положений, да буду я рассечен надвое, и тело мое да будет сожжено и превращено в золу, а зола эта да будет развеяна по земле и водам четырьмя небесными ветрами, чтобы и памяти о столь вероломном изменнике не осталось на свете, а особенно среди Мастеров вольных каменщиков. И да поможет мне Всевышний, и да укрепит Он меня в этом моем торжественном обещании Мастера-Каменщика!»

В знак преданности своему обещанию исполнять сказанное в течение всей жизни до самой смерти кандидат вслед за этим скрепляет свою клятву «печатью» своих губ, трижды прикасаясь ими к Книге Священного Закона.

Теперь Досточтимый Мастер, следуя букве ритуала, рассказывает кандидату традиционную историю безвременной кончины Хирама, и в ходе повествования «заговорщики» (их, как правило, изображают сам Досточтимый Мастер и два Стража), вооруженные теми же орудиями, которыми было совершено убийство, нападают на него. По нанесении третьего удара кандидат символически «погибает».

Пока Мастер ведет свой рассказ, мы сделаем небольшое отступление и тоже скажем несколько слов о Хираме, легенда о котором имеет, можно сказать, жизненно важное значение в масонских посвятительных ритуалах, столь важное, что известный исследователь масонства А. Г. Маккей так отозвался о ее роли в жизни масонства: «Нет такого масонского устава – в какой бы стране и на каком бы языке ни велись работы, – в котором вновь посвящаемым не преподавались бы основы этой легенды. Легенда о строителе храма составляет стержень, основу основ масонства как ордена. И любой устав, который исключит ее из своей работы или подвергнет существенным изменениям, тут же перестанет – только вследствие этого исключения или изменения – быть масонским уставом».

Так кто же такой Хирам, без которого масонство не мыслит жизни? Хирам, как говорится в Библии, был сыном одной вдовы из колена Неффалимова (заметьте, что масоны тоже называют себя «сыновьями Вдовы»), владевшим умением выделывать всякие вещи из меди, железа, камня и дерева (Третья книга Царств, 7:13–14). Он также поставил столбы перед храмом и назвал их: правый – Иахин, левый – Воаз. Однако в Библии нет и намека на убийство Хирама. Не сказано в ней и о том, что Хирам будто бы являлся смотрителем работ по возведению храма, как об этом повествуется в масонской легенде, что свидетельствует о том, что легенда с течением времени обрела «умозрительную» самостоятельность.

Так вот, под началом у Хирама состояли ученики, подмастерья и мастера, и каждое из этих подразделений имело свои знаки, пароли и жесты для опознавания степени при получении «жалованья». Пятнадцать подмастерьев из числа тех, что были поставлены надзирателями над работой остальных, осознав, что работы уже практически завершены, а они так и не получили доступа к таинствам степени мастера, составили заговор с целью добиться получения этого доступа любой ценой, пусть даже им для этого придется прибегнуть к насилию. Непосредственно перед тем, как их план должен быть приведен в исполнение, двенадцать подмастерьев вышли из заговора, однако оставшиеся трое, более корыстные и бессовестные, чем прочие, решили довести дело до конца.

Заметив, что мастер Хирам ежедневно поздним вечером посещает храм, чтобы помолиться и проверить, как продвинулась работа, они устроили засаду у трех ворот храма. Первый, вооружившись угольником (по другой версии – отвесом), стал у Западных ворот, второй, взяв на изготовку уровень, устроил засаду у Южных, а третий, сжимая в руке молоток, спрятался у Восточных.

Хирам, осмотрев храм, направился к Западным воротам. Первый подмастерье, выступив ему навстречу, попросил произвести его в мастера. Хирам на это ласково ответил: «Когда завершишь срок и приобретешь достаточное умение, обещаю, что предложу тебя совету мастеров». Подмастерье попытался узнать слово-пароль мастеров, но Хирам ответил: «Безумец! Не так я узнал заветное слово, не так я просил мне доверить его. Работай, будь настойчив, и ты будешь вознагражден». Первый подмастерье ударил тогда мастера по голове угольником, но Хирам успел увернуться от смертельного удара. Однако он тяжело ранен. Мастер побежал к Южным воротам, но тут его встретил второй подмастерье, который угрозами начал домогаться заветного слова. Хирам отказался, и на него обрушился удар тяжелого уровня. Пошатываясь и спотыкаясь, он побрел к Восточным воротам, где его поджидал третий подмастерье, который, так ничего и не добившись от мастера, оборвал его жизнь ударом молотка в лоб.

В момент посвящения в степень Мастера сказание и ритуал пересекаются друг с другом, образуя единое драматическое целое. Во время рассказа о судьбе главного строителя храма посвящаемый успевает пережить убийство Мастера, ассоциируя себя с самим Хирамом. Смотрители, каждый в сопровождении семи Мастеров, отправляются на поиски его тела, которое спрятали убийцы. Они замечают на земле следы борьбы, ветвь акации, которую бросили здесь подмастерья, чтобы скрыть следы преступления, угольник, циркуль. А рядом – бездыханное тело Хирама. Ниспадает покров, скрывающий посвящаемого в Мастера, и Достопочтенный Мастер узнает в нем Хирама, «праведника, сохранившего верность долгу до последнего вздоха».

«Наступает, – говорится в описании ритуала, – священный миг, когда кандидат на посвящение в третий масонский градус должен сойти в могилу, чтобы стать олицетворением мастера Хирама Абифа». Но за этой символической смертью вскоре следует символическое воскресение, и «хотя смерть в ритуале посвящения более реалистична, нежели воскресение… идея этого воскресения все равно присутствует в возвышении кандидата в степень Мастера и его воссоединении с собратьями по прошлым работам».

Итак, следуя вышеприведенной процедуре, кандидат должен перешагнуть через гроб Хирама и остановиться в ногах у покойного мастера, глядя в противоположную сторону. Подобно тому как в античных мистериях происходило отождествление живого с божеством, так оно происходит и сейчас – Подмастерье с этого момента Хирам. Гроб, в котором прежде было заключено тело Мастера, теперь пуст и готов принять другого Мастера. В ознаменование этого его укладывают на пол Зала заседаний со скрещенными ногами. Символически он мертв. (В некоторых английских ложах до сих пор сохранился обычай укладывать посвящаемого в вырытую могилу или в гроб, но в большинстве лож для этих целей используется полотнище.)

Теперь сценическое действие разыгрывают Смотрители. Они пробуют «поднять» бездыханное тело, прикасаясь по очереди к пальцам правой руки. Но их усилия напрасны, ибо символически «плоть сходит с костей». Достопочтенный Мастер напоминает, что без помощи ближнего человек есть ничто. Теперь все «братья» принимают участие в «пробуждении» Мастера ото сна. Достопочтенный, которому помогают два Смотрителя, продолжает «поднимать» Хирама путем прикосновения к «пяти точкам», то есть накладывая «руку на руку, ступню на ступню, колено к колену, грудь к груди», – и происходит чудо: Хирам воскресает, воскресает к жизни в новом Мастере. Под радостные приветствия участников церемонии Достопочтенный Мастер возносит хвалы Великому Архитектору Вселенной за то, что «Мастер нашелся и лик его более светел, чем прежде». Смотрители обращаются к «братьям» с призывом соединиться, «чтобы отпраздновать возвращение света и истины».

Досточтимый Мастер обращается к новопосвященному со словами: «Отныне ты знаешь ту истину, что свет Мастера есть тьма видимая, представляющая собой сияние, которое озаряет пришествие будущего. Это тот таинственный покров, сквозь который не дано проникнуть взору человеческого разума, если ему не помогает свет, что ниспослан свыше. Но даже в свете этого неверного, мерцающего луча ты видишь, что стоишь на самом краю могилы, в которую только что символически сошел и которая, как только твое бренное существование в этом мире завершится, снова примет тебя в свои холодные объятия. Пусть же эмблемы смерти, кои расположены здесь для привлечения твоего внимания, побудят тебя к размышлениям о неизбежной судьбе и направят мысли твои в русло самых высоких мыслей, которые только может вместить твой разум, – мыслей о познании самого себя».

Он призывает нового Мастера и далее внимать голосу природы, которая подтверждает тот факт, что в его бренной оболочке заключен некий бессмертный принцип, – чтобы увериться наконец в том, что Господь Жизни даст ему силу попрать своими стопами Князя Ужаса и возвести свой взор к «той светлой утренней звезде, восход которой несет мир и спасение самым верным и смиренным из людей». После этого монолога Досточтимый Мастер доверяет посвященному тайны третьего градуса.

Интересно отметить также еще один момент, имеющий место в ходе посвящения в третий градус, когда Досточтимый Мастер характеризует посвящаемому те степени, которые тот уже прошел, с тем чтобы он лучше мог оценить взаимосвязанность всех элементов масонской системы. «Твое принятие в ряды вольных каменщиков в беспомощности и слепоте, – возвещает он, – было символом пришествия всех людей в этот преходящий мир смертных; оно преподало тебе в высшей степени полезный урок всеобщего равенства и взаимной зависимости; оно наставило тебя в принципах всемирного милосердия и благотворительности, которые учат находить собственное утешение в утешении своих ближних в часы их невзгод; и что важнее всего, оно обучило тебя со смирением покоряться воле Великого Архитектора Вселенной; обращать свое сердце, должным образом очищенное от всех злых и порочных страстей, готовое воспринять мудрость и истину, к приумножению Его славы и на благо своих ближних. Двигаясь далее и так же руководствуясь в своем движении принципами нравственной истины, ты был посвящен во второй градус, для того чтобы подумать о разуме, дабы проследить его происхождение и развитие по путям божественной науки от самого престола Всевышнего. Там твоему внутреннему взору были открыты тайны природы и принципы интеллектуальной истины. Отныне для твоего разума природа, таким образом определенная законами добродетели и разума, являет собой еще один великий урок: она самим своим существованием постоянно подготавливает тебя к последнему часу твоей жизни и, проведя извилистыми тропами умозрительного познания своих тайн, учит наконец тебя умирать. Такова, брат мой, особая цель твоего посвящения в третий градус».

(Здесь кстати будет сказать, что третий градус был последним и наивысшим из всех градусов, существовавших во времена строительства Иерусалимского храма, поэтому часто его называют «венцом древнего оперативного масонства». А исходя из божественной природы преподаваемых им истин и из священного характера его обрядов, он также имеет статус «божественного градуса».)

Что касается символики описанного действа, то лейтмотив смерти Хирама и его «воскресения» в лице другого Мастера вобрал в себя древние мифы об увядании и пробуждении (обновлении, возрождении, воссоздании) природного мира (сюда же относится и ежедневный закат и восход солнца), и в этом смысле Хирам – один из множества образов и воплощений двойного воскрешения. О солярном (то есть солнечном) аспекте и натуралистическом содержании масонской легенды свидетельствует, помимо всего прочего, и присутствующая в ритуале ветка акации, растения, которое в христианстве рассматривается как сакральный символ бессмертия. Кроме того, согласно коптской легенде, акация (вернее, ее разновидность – мимоза) была первым среди растений, почтившей Христа.

«Не имеет совершенно никакого значения, – пишет по этому поводу У. Л. Уилмсхерст, – была ли личность, показываемая в мистерии, историческим персонажем, правдоподобность которого можно подтвердить реальными фактами, или же к ней можно относиться только как к легендарной или мифической; это совершенно неважно, ибо задача ритуала состоит не в сообщении исторического факта, а в обучении духовному принципу. В Египте этим прототипом был Осирис, в Греции – Бахус, в Скандинавии – Бальдур, а в греко-римской Европе – Митра. В масонстве же таким прототипом является Хирам Абиф».

То же касается и символа «светлой утренней звезды», с которой поначалу связывали образ Христа (вспомним яркую звезду, взошедшую над Вифлеемом в момент рождения Спасителя). Однако многие члены братства, исповедовавшие иудаизм, были не согласны с подобной трактовкой, и в последнее время стало общепризнанным, что он не имеет какого-либо определенного и сугубо христианского значения. «Светлая утренняя звезда» – это просто еще одно название того таинственного сияния, которое в первом градусе носит название «пламенеющего меча», а во втором – «священного символа».

Неудивительно поэтому, что смерть является одним из центральных положений, находящихся в поле зрения масонского эзотеризма. Масонство, будучи символико-эзотерической школой инициаций, ставит задачей развитие в своих сторонниках мыслительных способностей и интуиции. Смерть же изначально является «средоточием сомнения», ибо вызывает таковое как у человека верующего (ибо создает «черные дыры» в божественно-гармоничном космическом миропорядке), так и у атеиста, который, столкнувшись со смертью, чувствует нравственную ущербность господствующей материи и, подгоняемый этим стимулом, начинает измышлять некие трансцендентные принципы. И это вполне может служить разумным оправданием смерти, ибо сомнение всегда было, есть и будет одним из величайших движителей мысли и познания.

Прекрасным же венцом этой главы, венцом, возлагаемым к подножию символической могилы Хирама и всей цепочки Великих Мастеров, могут служить слова действительного члена Королевского колледжа терапевтов, доктора медицины, Достопочтенного Мастера сэра Джона А. Кокберна, сказанные им однажды на одном из масонских торжеств: «Среди множества благодеяний, оказанных франкмасонством человечеству, ни одно не может считаться столь же великим, как то, что вырвало у смерти ее ядовитое жало и лишило могильные тьму и холод ореола вечного торжества над человеком».

Посвящение в степень Мастера (Мистериальное действо третьего градуса)

Ниже мы приводим, как и в случае с посвящением в масоны и присвоением степени Ученика, «мистериальную пьесу» третьего градуса, разыгрываемую при посвящении в степень Мастера.

О.: Да, проверь меня, уверься во мне, разуверься, если сможешь.

В.: Где тебя сделали Мастером?

О.: В совершенной ложе Мастеров.

В.: Что делает ложу Мастеров совершенной?

В.: Как ты обрел посвящение в Мастера?

О.: Через Божью помощь, наугольник и свое усердие.

В.: Как ты был посвящен в Мастера?

О.: Продвигаясь от наугольника к циркулю.

В.: Сперва ты, конечно, был Учеником?

О.: Иахин мне знаком, и Воаз мне знаком.

Затем я и Мастером избранным стал,

Когда наугольник мне свет указал.

Коль Мастером стал ты, всегда – так и знай! —

Ты правило Трех за закон почитай.

Познай «Макбенах» и вступи в нашу рать,

И все, что ты ищешь в масонстве узнать,

Тебе рады в ложе тотчас преподать.

О.: Мне, добрый брат, неведом страх:

Ключи всех лож в моих руках.

В.: Ты настоящий герой. Откуда идешь ты?

В.: Зачем ты туда идешь?

О.: Искать то, что было ранее утрачено, а ныне обретено.

В.: Что это – то, что было ранее утрачено, а ныне обретено?

В.: Как оно было утрачено?

О.: Тремя ударами, по смерти нашего мастера Хирама.

О.: Во время строительства Иерусалимского храма он был главным архитектором, и однажды ровно в полночь, когда все работники разошлись, по своему обыкновению, на отдых, он пришел осмотреть сделанное за день; однако, когда он вошел в Храм, там его ждали трое заговорщиков, предположительно, трое подмастерьев, которые подкарауливали его, стоя у всех трех выходов; и когда мастер собрался выйти наружу, один из них набросился на него, требуя, чтобы он сказал ему слово мастера; он же ответствовал ему, что сам он не так узнал это слово и не выдаст его, пока терпение и труд не дадут подмастерью на это права. Тот же, разгневанный его ответом, ударил мастера так, что он пошатнулся, но, тем не менее, нашел в себе силы и бросился к другому выходу, где от него потребовал того же второй подмастерье, который, также не получив желанного ответа, нанес мастеру второй удар. У третьего выхода Хирам получил третий, смертельный удар.

В.: Чем заговорщики убили мастера?

О.: Молотом, уровнем и угольником.

В.: Как они распорядились его телом?

О.: Они вынесли его через Западные ворота храма и скрыли под строительным мусором до полуночи следующего дня.

В.: Который тогда был час?

О.: Двенадцать часов ночи; в это время все работники отдыхали.

В.: Как они далее распорядились его телом?

О.: Они отнесли его к подножию некоего холма, где вырыли временную могилу.

В.: Когда заметили исчезновение мастера?

О.: Утром следующего дня.

В.: Когда обнаружили его тело?

О.: Спустя пятнадцать дней.

В.: Кто обнаружил его?

О.: Пятнадцать возлюбленных «братьев»-подмастерьев, верные приказу царя Соломона, вышли из западных ворот храма и выстроились в шеренгу слева направо на таком расстоянии, чтобы слышать друг друга; они решили, что если им не дано обнаружить на теле мастера какого-либо знака, который мог бы сообщить им священное слово, то таким словом станет первое, произнесенное при обнаружении тела; один из «братьев» утомился в пути более других и присел отдохнуть; однако, вставая с земли, он схватился рукою за куст, который легко поддался и вышел из земли, а под ним открылась свежая могила; тогда этот «брат» окликнул прочих, и они, собравшись вместе, разрыли могилу и обнаружили наконец то, что искали, то есть тело мастера Хирама, покоившееся во временной могиле в шести шагах к востоку, шести – к западу и шести – под прямым углом от храма; и саваном мастеру были зеленый мох и дерн, что поразило «братьев»– подмастерьев, и они воскликнули: Muscus domus Dei gratia! – что по масонской традиции толкуется как «Благодарение Господу, Мастер наш обрел мшистый дом!»; итак, они снова прикрыли тело мастера мхом и землей и в изголовье его поместили ветвь акации, чтобы отметить место, после чего отправились вспять и доложили обо всем, что узнали, царю Соломону.

В.: Что ответствовал им царь Соломон?

О.: Он повелел извлечь тело мастера Хирама из земли и снова похоронить его, уже со всеми почестями, и чтобы на этих похоронах присутствовали пятнадцать подмастерьев, облаченные в белоснежные запоны и перчатки (каковой обычай соблюдается масонами и по сей день).

В.: Как был поднят из могилы мастер Хирам?

О.: Как и все масоны, когда они обретают Слово Мастера.

О.: Пятью точками братского соприкосновения.

В.: Каковы эти точки?

О.: Рука к руке, стопа к стопе, щека к щеке, колено к колену и рука через спину.

В.: Как именуется Мастер-Каменщик?

О.: Имя мне Кассия, и иду я из должным образом устроенной и совершенной ложи.

В.: Где был похоронен Хирам Абиф?

В.: Как он был внесен туда?

О.: Через Западные ворота храма.

В.: Каковы атрибуты Мастера?

О.: Портик, дормер и шахматная клетка.

О.: Через портик пролегал вход в святая святых; дормер – это узорчатое окно, пропускавшее туда свет; а шахматная клетка украшала покрытие пола.

В.: Дай мне Слово Мастера.

О. (шепчет на ухо, предварительно соблюдя пять точек братского соприкосновения): «Махабон макбенах», что означает: «Архитектор убит».

В поисках утраченного слова (Обряд Королевской Арки)

Специалисты по истории масонства рассматривают орден и обряд Королевской Арки как своего рода дополнение к степени Мастера, которое, не меняя самой сути этой степени, украшает ее и доводит до совершенства присущие Мастеру качества. Эта степень обычно рассматривается как заключительная часть и венец степени Мастера, ибо все степени, расположенные ниже, ведут к ней и находят в ней свой истинный смысл. Она – основа и венечный камень всей масонской системы. После объединения в 1813 году «старого» и «нового» масонства Королевская Арка была официально признана Объединенной великой ложей Англии, и с тех пор эта степень является важнейшей составной частью символического масонства, венчая собой целый ряд символических учений, включенных в масонскую доктрину.

«Известно, что Королевская Арка, – говорится в каноне этого ордена, – являет собой венец Искусства. По совершенству своего учения эта степень остается непревзойденной в масонских системах поощрения символического поиска. В ее учении постоянно переплетаются Божественное и человеческое; в ее структуру органично вплетается все, что только есть дорогого в прочих состояниях нашего существования. Более тесно, чем прочие масонские степени, она связана с мистическими посвятительными церемониями Древнего Египта и Древней Греции. Целью этих мистерий было проникнуть сквозь пелену, окружающую будущее, и научить своих адептов с миром в душе встретить Великий Переход. Такова же истинная цель и нашего ордена. Посредством его производящих глубочайшее впечатление аллегорий человеческое сознание следует не только по пути размышлений о своей неминуемой судьбе, но и по пути испытания тех самых чувств, с которыми оно шаг за шагом продвигается в сверкающее преддверие чертога Вездесущего Управителя Вселенной. Такова при правильном ее понимании истинная и священная суть учения Королевской Арки».

Действительно, в первых трех степенях масонства Бог, Великий Архитектор Вселенной, одновременно как бы «присутствует и отсутствует»: Его возвеличивают при открытии и закрытии работ в храме, Он символически взирает с востока на братьев, но при всем том не является центром масонской медитации. В центре событий – человеческая драма. В Королевской Арке Мастер впервые соприкасается с Божеством в мистерии Его Сущности («имя») и Его нравственной значимости (Тора). Это личностный Бог, как это засвидетельствовано в книге Бытия (1:26–27), где утверждается, что Бог создал человека «по образу Своему, по образу Божию», то есть сообщил человеку принцип личностного понимания самого себя, тот верховный принцип, который доступен человеку, познающему реальный мир.

В самом деле, закон смерти и воскресения из мертвых (являющийся основным переживанием масона в степени Мастера и символизируемый теперь аркой) вершится здесь под знаком Божества: масон Королевской Арки совершает открытие «имени» и «закона» самого Бога. Другими словами, только в степени Королевской Арки ищущему раскрывается истинное утраченное слово.

«Вследствие безвременной кончины нашего мастера Хирама Абифа, – гласит первый принцип канона мистерии, – истинные таинства Мастеров-Каменщиков были утрачены, и до тех пор, пока они вновь не будут явлены миру как отличительный признак мастеров, мы используем некие таинства-заменители. Истинные таинства не были известны более пятисот лет, открывшись только тогда и только так, когда и как тебе это было поведано сегодня. Ибо в действительности только сегодня завершилось твое посвящение в степень Мастера…»

Об этом же пишет в своей книге «Происхождение масонского ордена Королевской Арки» и живший в XIX веке писатель-масон Джордж Оливер: «Бесспорно, что красной нитью через всю систему франкмасонства проходит идея особой тайны, связанной со словом мастера. Его неисчислимые изменения, причиной которых послужила традиция передачи его из уст в уста на протяжении поколений, всегда служили предметом многочисленных размышлений, и не было такого народа, который не интересовался бы этой тайной и не пытался проникнуть в нее. Даже сам способ его, слова, произношения толкуется по-разному, и многие зашли в этом вопросе так далеко, что вообще отказались от его употребления до тех пор, пока истинный его смысл и истинное произношение, ныне утраченные, не будут явлены миру. Тайна, которая окружает слово мастера, всегда интересовала людей, и именно она поощряет неиссякаемый исследовательский дух посвященного, который следует в поисках этого слова из градуса в градус до тех пор, пока не получает вознаграждение за усердие, обретая эту неописуемую тайну».

Действительно, со смертью главного архитектора все, в том числе и подсобные рабочие, вскоре начали болезненно ощущать отсутствие генерального управления, в первую очередь необходимых чертежей, которые до сих пор аккуратно поставлялись различным классам работников, – несомненный признак того, что надвигается серьезная беда. Эта вносящая смятение в умы строителей ситуация в ритуале посвящения в третий градус изображается в виде мистериального действа, когда двое Стражей, олицетворяющие всех Мастеров, пускаются на поиски «истинных таинств Мастеров-Строителей», которые были утеряны вследствие безвременной кончины мастера Хирама Абифа. Их поиски не приносят ожидаемых плодов, однако они возвращаются с тем, что именуют некими «тайнами-заменителями». Эти тайны сообщаются Досточтимому Мастеру, который, как полномочный представитель царя Соломона, подтверждает их право на существование и заявляет, что отныне они будут служить отличительным признаком всех Мастеров до тех пор, пока время или какие-нибудь обстоятельства не помогут вернуть истинные таинства.

Как мы уже видели из мистерии посвящения в степень Мастера, такими таинствами, или словами-заместителями, стали «махабон» и «макбенах», описывающие смерть Хирама Абифа и покушение, произведенное на него, и позже Соломон лично распорядился, чтобы эти случайно произнесенные и услышанные слова, равно как пожатие и жесты, служили отличительными знаками Мастеров по всей земле вплоть до того времени, когда истинные знаки Мастера откроются миру.

Правда, следует отметить, что первое из приведенных в этом градусе замещающих слов в оригинале является четырехсложным, однако несведущие «братья», не желая принимать во внимание тот факт, что это слово может иметь какое-либо значение на языке оригинала, откуда оно было взято, не только стали произносить его как трехсложное, но и изобрели целый ряд совершенно абсурдных толкований его значения на основе английского языка, вроде «плоть от кости» или «прогнило до костей». В некоторых же лондонских ложах его произносят не только как трехсложное, но еще и с окончанием «-бен» или «-бейн».

Что касается второго из священных слов, то ему обычно приписывается значение «убит», хотя, как пишет А. Г. Маккей, смысл слова-заменителя «был совершенно безбожно искажен неграмотными толкователями. Даже самое приблизительное знакомство с древнееврейским языком открывает как его истинное значение, так и тот факт, что, когда оно было произнесено, это был совершенно естественный возглас ужаса, исторгшийся из уст царя Соломона… Никакого сомнения не может быть в том, что изначально это слово состояло из четырех слогов, имевших четкие границы; однако в последнее время это слово превратилось в трехсложное, поскольку тем, кто передавал его кандидатам, просто не хватало образования».

По мысли того же автора, «ма» – это древнееврейское вопросительное местоимение «что?», а «мак» по-древнееврейски означает «убит» (от «маха» – «убивать»). Однако это также может быть и другое слово: «мак» – «гниль», и в этом случае смысл высказывания будет «здесь гниль» или «он сгнил». Слово же «бон», которое сейчас ошибочно произносится как трехсложное, изначально выглядело как «боне» – «строитель» (от «бана» – «строить»). Этим словом образно характеризовали Хирама Абифа, который действительно возглавлял строительство храма царя Соломона и был, следовательно, на нем главным строителем. Получается, таким образом, что «бенах» – это искаженное древнееврейское слово со значением «строитель».

Так истолковываются слова-заместители. Что до легенды, положенной в основание ордена Королевской

Арки, то она существует в нескольких вариантах, однако мы приведем только два, наиболее достоверных.

Согласно первому, в одной из крипт, вскрытых во время строительных работ по восстановлению Иерусалимского храма, начатых по велению римского императора Юлиана Отступника (331–363), желавшего таким образом натравить христиан на евреев, было обнаружено Евангелие от Иоанна.

Что касается другого, он более интересен и живописен и связан с патриархом Енохом. Тот якобы имел видение девяти сводов на небесах и, повинуясь знамению, построил на горе Ханаан храм, имевший девять сводов. Под девятым Енох возложил треугольник из чистого золота, на котором и было начертано имя «истинного» Бога. Вход в верхнюю пещеру он скрыл, и никто не знал о нем до тех пор, пока пещеры Еноха не обнаружили во время царствования Соломона три мастера: Гиблум (Адонирам), Иоаберт и Столкин. Они принесли куб с золотой пластинкой Соломону, и тот тогда же сказал Хираму, царю Тирскому, который беседовал с ним, когда пришли мастера, что еще от отца своего, Давида, слышал про сокрытие этой великой тайны, однако до сих пор никому не удавалось обнаружить место, где было скрыто неизрекаемое имя Господа. Цари решили поместить табличку с надписью в потайную нишу, располагавшуюся под святая святых Иерусалимского храма, позволив трем мастерам, которые обнаружили ее, присутствовать при этом и узнать истинное произношение священного и таинственного имени Господа.

В настоящее время обряд Королевской Арки строится исключительно на библейском материале, повествующем о возведении второго иерусалимского храма, которое было начато в связи с возвращением евреев в Палестину после вавилонского пленения.

Храм Соломона был разрушен ордами Навуходоносора в 586 году до н. э. Второй же храм был освящен для совершения в нем богослужений в 516 году до н. э. Легенда Королевской Арки наряду с преданием об открытии в крипте храма священных реликвий, в том числе треугольника с начертанным «истинным» именем Бога и Торы (Книг Моисеевых – Бытия, Исхода, Левита, Чисел и Второзакония), как бы вписана в «историческое» повествование библейских книг Ездры и Аггея.

К этим символическим элементам относится и более поздний символ арочного свода крипты. В качестве геометрической формы арка искони является символом прекрасного, а в качестве элемента архитектурной структуры обладает повышенной сопротивляемостью по отношению к силам сдавливания благодаря «ключу» – центральному камню в вершине арки. По этой причине арка является также и символом силы.

Посвящение, посредством которого Мастер получает доступ в Королевскую Арку, называется «возвышение» (exaltation) – термин, который этимологически опирается и на его латинское значение («возвышение, вознесение»), и на библейский контекст: «Я оказал помощь мужественному, вознес избранного из народа» (Псалом, 88:20). При получении этой степени кандидат должен как бы повторить и пережить случайное открытие священных реликвий в крипте, которое было сделано «прохожими каменщиками». Но прежде он должен выдержать экзамен на мастерство первых трех степеней (Ученика, Подмастерья и Мастера).

Первоначально «возвышению» предшествовал обряд «перехода чрез завесы». В ходе этой церемонии кандидат символически проходил через голубую, пурпуровую и червленую завесы в память о той завесе, которая, согласно предписанию Моисея, отделяет в храме «святилище от святая святых» (Исход, 26:31–34) и которая, судя по некоторым масонским источникам, вплоть до XIX века символизировала Христа, который «окутал покровом своих ран и драгоценной крови сонмище наших грехов, чтобы Отец наш мог принять нас к себе».

Эта тема развивается в ритуале посредством символики «имени», которое является своего рода криптограммой сказанного Богом Моисею на горе Синай: «Я есмь Сущий» (Исход, 3:14), то есть «я тот, кто я есть» (на древнееврейском: ehyeh asher ehyeh), – выражение, применимое разве что к абсолютно необусловленной личности.

Правда, если уж быть до конца точным, для того чтобы обрести Утраченное Слово и узнать неизреченное имя Господне, дающее доступ к тайнам мироздания, кандидат должен получить восемнадцатую степень, которая дается посредством весьма сложного, витиеватого и многоступенчатого ритуала с привлечением нескольких управляющих и возводящих в степень инстанций.

Так, первые четырнадцать степеней даруются ложей Усовершенствования, высшие чины которой, ритуально открыв ее и возвестив о начале работ, сообщают кандидату, что если он желает быть посвященным в степень Князя Розенкрейцера (18-я степень), то ему следует перед этим пройти посвящение в предыдущие семнадцать градусов. Правда, три из этих степеней он уже прошел в символической ложе. При обычном течении посвящения продвижение по остальным степеням заняло бы у него месяцы или даже годы, однако Верховному совету 33-го градуса было угодно дать разрешение на посвящение кандидата в эти градусы одновременно и по упрощенному ритуалу.

После этого посвящаемый опускается на оба колена, правую руку кладет на Библию, в левую берет меч – за лезвие, рукояткой вверх – и таким образом приносит торжественную клятву. Затем по повелению Трижды Могучего Мастера он получает посвящение в следующие степени: 4. Тайного Мастера; 5. Совершенного Мастера; 6. Тайного Секретаря; 7. Надзирателя и Судии; 8. Надзирателя за постройкой; 9. Избранника Девяти; 10. Избранника Пятнадцати; 11. Совершенного Избранника; 12. Великого Мастера-Архитектора; 13. Королевской Арки Еноха; 14. Шотландского Рыцаря Совершенства. Вслед за этим работы в ложе Усовершенствования объявляются закрытыми, и открывает свои работы Совет Князей Иерусалимских, в котором происходит посвящение в степени: 15. Рыцарь Меча или Востока; 16. Князь Иерусалимский. Затем закрывает свои работы и этот Совет, и открывается ложа Рыцарей Востока и Запада, в которой кандидат посвящается в семнадцатую степень, которая так и называется – Рыцарь Востока и Запада. По закрытии этой ложи открывается капитул Розы и Креста, где и происходит посвящение в восемнадцатый градус, дающий право на познание (якобы) Утерянного Слова.

Изложить в столь короткой главе, как эта, обширный символический корпус Королевской Арки, включающей в себя и библейских персонажей (сановники капитула носят имена библейских пророков), и ритуальные одеяния, попросту невозможно. Поэтому укажем лишь три наиболее важных символа этой степени, коими являются тройная «тау», неизреченное имя и печать Соломона (звезда Давида, или экзальфа).

Изначально тройная «тау» была литерой Т, наложенной на Н, – инициалы слов Templum Hierosolymae (Иерусалимский храм), но затем этот символ приобрел самостоятельность. В Древней Греции «тау» (т) являлась символом жизни, противостоящим литере «тета» (Ф), инициалу и символу Танатоса – смерти. В Библии «тау» является символом спасения праведников. Так, в Книге пророка Иезекииля, где говорится о божественном наказании Иерусалима, сказано: «И слава Бога Израилева сошла с херувима, на котором была, к порогу Дома (то есть храма). И призвал Он человека, одетого в льняную одежду, у которого при поясе прибор писца. И сказал ему Господь: пройди посреди города, посреди Иерусалима, и на челах людей скорбящих, воздыхающих о всех мерзостях, совершающихся среди него, сделай знак» (9:3–4)».

Неизреченность «имени Бога» восходит к древнейшей семитской традиции. В Израиле это неизреченное имя состоит из согласных Yod, He, Vau и He, которые по традиции вокализуются как YeHoVaH, но только при особых обстоятельствах. Подобные запреты связаны с еврейской религиозной этикой, предписывающей: «Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно» (Исход, 20:7), ибо человек должен не словами, а праведными делами свидетельствовать свою веру в Бога живого.

Что касается печати Соломона, то и здесь речь идет об очень древнем символе, ставшем широко известным начиная со времен Средневековья, когда он превратился в талисман. В настоящее время это скорее знак или эмблема, имеющая национально-расовый характер, чем религиозный символ.

В этой связи интересно отметить, что и в символике Королевской Арки имеется треугольник с начертанным на нем священным именем. Любопытно, что, согласно грамматической традиции санскрита, «ОМ» как творящее слово Абсолюта состоит из четырех элементов: трех букв А, U и М плюс так называемой «капли» – bindu, поставленной под М, что означает носовое произношение фонемы. Таким образом, священное слово индусов состоит из четырех элементов, как и Yod-He-Vau-He евреев, равно как Амон и Атон – имена Бога у египтян или Зевс у греков (если написание этих имен рассматривать на языке оригинала).

По теории Юнга, число 4 – это архетип целостности, тотальности. Действительно, число 4 содержит в себе 1 (Бога), 2 (контрасты Вселенной), 3 (универсальный символ Духа) и в качестве такового является символом материи и времени-пространства: четыре элемента древней физики, четыре стороны света, четыре времени года, четыре измерения и так далее. Таким образом, путь, ведущий к 4, пролегает как через область «духовного мира», так и через область «мира материального», то есть являет собой целостность.

Поэтому, с одной стороны, обряд Королевской Арки обладает широтой символического горизонта и охвата, что происходит благодаря излишней детализации и риторичности содержательной стороны обряда, а с другой – при всей своей искусственности он может считаться «квинтэссенцией масонской философии», так как в нем присутствуют сугубо ветхозаветные и отсутствуют какие бы то ни было светские мотивы.

Ритуал укладки кирпичей и строительства храма

Довольно объемный свод масонских ритуалов обязательно включает в себя ритуал устроения места для огня с разными сооружениями из кирпичей. Для постройки подобного алтаря используются, как правило, пять рядов кирпичей, уложенных по установленному порядку, хотя и относительно вида самих кирпичей также существует множество установок и предписаний.

Различные формы и разновидности кирпичей с их разными названиями означают различные второстепенные аспекты устройства мироздания. Так, например, кирпичи первого ряда называются «невидимыми» и олицетворяют невидимый контур видимого мироздания. Есть в первом ряду и «жизнетворные» кирпичи, которые бывают двух видов и соответствуют центростремительной и центробежной деятельности (то, что на санскрите называется праной и апаной). Во втором ряду находятся кирпичи, имеющие отношение к дуалистической работе богов в природе (начало и конец, жизнь и смерть, пробуждение и сон). Есть там и кирпичи, связанные с быстротечностью жизни.

В ритуале укладки используют кирпичи нескольких разных форм, самое заметное место среди которых занимают две: совершенный куб и пропорциональный кирпич. Кирпич в форме куба – это храмовый камень масонских ритуалов. Каждая его сторона имеет размер 12 дюймов, знаменующих 12 месяцев года. Таким образом, каждый угол составляют три стороны по 12 дюймов, дающих в общем итоге число 36. Они соответствуют 36 дьяконам, которые стоят по периметру зала в одном из египетских ритуалов, символизм которых восходит к 36 деканатам гороскопа «до греческих календ». Кроме того, у кубического кирпича восемь углов, каждый из которых состоит из трех прямых углов, общее количество которых 24; оно соответствует количеству сизигий в лунном году и часов в сутках. В некоторых ритуалах этот кирпич трактуется как состоящий из шести пирамид, противоположно соприкасающихся своими вершинами, сходящимися в одной точке. По этой причине он объединяет символы треугольника (стороны пирамиды), квадрата (основания пирамиды или стороны куба), точки (вершины каждой пирамиды), прямой (ребра пирамиды) и куба.

Пропорциональный кирпич называется «кирпичом утверждения в силе». Это параллелепипед, длина, ширина и высота которого соотносятся как 4:3:2. Число же 432 есть главный ключ к подразделению времени на различные эпохи, отмечающие геологические, биологические и исторические периоды Земли. Это число встречается почти во всех календарях и писаниях мира, где речь идет о разделении времени на эпохи. Так, например, в ведических Пуранах это число с несколькими нулями используется для разделения Махаюги (часть дня жизни Брахмы) на четыре юги. Длительность Кали-Юги – 432 000 лет, Двапара-Юга – вдвое больше, Трета-Юги – втрое, а Крита-Юги – вчетверо больше. Эти четыре эпохи вместе составляют Махаюгу, которая длится в 10 (4 + 3 + 2 + 1) раз дольше, чем Кали-Юга, составляя таким образом 4 320 000 земных лет. Помимо перечисленных значений, у чисел 4, 3 и 2 есть множество других ритуалистических и спекулятивных приложений, и один только этот предмет может заполнить целые тома.

В этих числовых эквивалентах кирпича, собственно, и заключен внутренний смысл того, почему франкмасоны называют себя каменщиками Вселенной. Полировка камня – это выражение, которое используется для обозначения молчаливого духовного роста кандидата, выравнивающего шероховатости и угловатости своей личности. От каждого масона ожидается, что он придаст своему кирпичу окончательную форму, пусть даже его кирпич и отличается по виду от всех других кирпичей, используемых в строительстве храма мироздания. Потому каждый масон должен запечатлеть в размере и форме своего кирпича собственную ноту добродетели, движимый непоколебимой уверенностью, что когда-нибудь и его кирпич потребуется Мастерам-Строителям для завершения здания, пусть даже на первых, ранних стадиях его множество раз отвергают: для постройки вселенского храма годится только совершенный кирпич, а несовершенный может испортить красоту и целостность здания или дать ту трещину, которая приведет к разрушению или падению всего сооружения. Поэтому только совершенный масон используется в виде камня для укладки в храм мироздания.

Процесс возведения здания или ритуальной ограды также содержит много символов, нуждающихся в раскрытии. Вначале участок земли должен быть освящен, то есть посвящен ангелу ритуалов, и должным образом очерчен – согласно древним установлениям. Затем землю следует обработать, сопровождая этот процесс пением древних посвятительных псалмов, кои призваны привлечь ангела плуга, быка и земли. В этих псалмах земля сравнивается с коровой, а бык – с богом солнца, ежегодно оплодотворяющим землю своей мужской солнечной энергией. Это очень глубокий и сложный символизм, над которым требуется много медитировать. Затем поле освобождается от камней и сорняков и выравнивается с помощью уровня (символ равенства, на основе которого и должно объединяться человечество).

В центре подготовленного места отмечают семь точек и соединяют их в три горизонтальных ряда следующим образом: две – в верхнем ряду, три – в среднем и две – в нижнем. Эта фигура называется в современном масонстве Великим Орлом. Две линии сверху представляют голову, три линии посередине – тело, а две линии внизу – хвост птицы. Той же фигуре поклоняются и как символу человека, стоящего на двух противоположных треугольниках с горизонтально простертыми руками, указывающими на восток и запад и образующими крест с зенитом и надиром.

Затем следует сооружение ритуального ограждения вокруг фигуры, чьей «головой» считается место огня – на востоке. Это же характерно и для многих древних храмов, построенных из кирпича и раствора: в них главный вход обращен к востоку, а над ним высится заостренная башня. Сразу после выхода проход ведет вокруг различных помещений внутреннего храма и снова приводит к тому месту, где воздвигнут вертикальный столп, на котором красуется эмблема Великого Орла. Все это должно воплощать в материи ту оккультную идею, что благодаря работе со своим позвоночным столбом и его развитию человек способен подняться с земных уровней на небесный – уровень орла. Это происходит, когда закончено первое символическое путешествие и соискателя, вступившего в храм, впервые просят обойти вокруг и подойти к столпу. Этот столп состоит из различных, строго фиксированных делений, символизирующих позвоночник человека. После этого ему позволяют войти во вторые врата, ведущие в главный зал. Затем он снова должен обойти вокруг, дабы завершить свое второе символическое путешествие. И наконец третьи врата ведут его во внутреннее помещение, которое есть святая святых храма. Здесь находится образ Бога, который соискатель, периодически кланяясь, обходит по кругу, чтобы завершить третье символическое путешествие.

Всех интересующихся этой стороной ритуального символизма мы отсылаем к «Тайной доктрине» Е. П. Блаватской, где она подробно раскрывается в главе под названием «Святая святых».

Интересно, что этот древний обряд, до того как он был воспринят масонами и приспособлен к их чисто мужскому исполнению, требовал обязательного присутствия женщины, дабы она проявила и усилила свет ритуала, что истолковывается как признание одновременного существования женской и мужской ипостасей Бога в их единстве. Одно является неполным без другого, и эти два аспекта образуют взаимодополняющие составные части целого. Мистический смысл этих двух аспектов с точки зрения нумерологического их истолкования также объяснен в «Тайной доктрине». Вкратце суть его в следующем. Число мужчины – 9, число же женщины – 10. Причем даже на физическом плане у мужчины 9, а у женщины 10 функциональных отверстий. В духовном, или эзотерическом, значении 9 + 10 = 19, каковое число олицетворяет «колесо мироздания». Две цифры числа 19 (1 и 9) в сумме снова дают 10 – число способности воспроизводства, причем 1 – это Бог, а 9 – число задействованных творческих или, лучше сказать, производительных сил. Этот аспект ритуала высоко символичен, и, чтобы осознать значение сказанного, требуется, опять-таки, глубокое духовное размышление.

Цель храмовых ритуалов бывает двух видов – эзотерическая и экзотерическая. Эзотерический аспект соответствует внутренней стороне человека и связан с очищением его эмоций, перестройкой умственных и психических способностей и нейтрализацией взаимно противодействующих в нем сил, а кроме того, он имеет отношение к священнодействию, призывающему проявление в человеке вездесущего огня. Светильник личностного и индивидуального сознания постепенно меркнет в присутствии света вселенского сознания, и весь механизм внутреннего человека озаряется новым светом.

Эта перемена называется ритуалом перехода через смерть с последующим возрождением – вроде того, какой мы описали при рассмотрении церемонии посвящения в степень Мастера. Что касается стоической стороны ритуалов, то первый шаг состоит в тренировке внешней стороны ума человека, импульсивной по своей природе. Поскольку мир побуждений, рефлексов и инстинктов подлежит упорядочиванию, то на первых стадиях Ученику приходится пройти длинный рутинный путь, обрамленный множеством деталей, обязательных для соблюдения. Однако именно они систематизируют ум и побуждают его регулировать импульсы. А точное соблюдение расписания церемоний в храме заставляет ум сознавать время. Таким образом Ученик постепенно учится отождествлять себя со своим собственным ритмом, пока не наступает необходимость отсечь то, что не является существенно важным. Иногда для этого необходимо бывает пройти через искушения и принятие обетов. Ум Ученика в этом случае входит в состояние некоторого конфликта, который разрешается за счет пробуждения силы воли. Вот почему масонство, как, в принципе, и все ортодоксально-религиозные школы и направления, настаивает на необходимости храмовой службы и регулярном поклонении.

Все образы, окружающие человека, оказывают определенное воздействие на его подсознательный ум. Так, вид комнаты и расположение мебели определенным образом влияют на ум живущего в этой комнате. Более того, различные по цвету и окраске предметы, присутствующие в комнате, стимулируют цветовое чувство человека. На ум оказывают влияние также количество предметов любого типа и количество находящихся в комнате людей. Количество людей в семье оказывает столь весомое влияние на каждого из ее членов, что Ученик с достаточно развитыми психическими способностями может «счесть» или почувствовать в ауре человека это число.

В ритуале постройки храма все эти факторы учтены и приняты во внимание, и все детально разработанные стороны ритуала устроены так, чтобы его участник получил от этих факторов максимально возможную духовную пользу. Так, к числу наиболее значимых ритуальных правил относится, например, присутствие в храме нечетного количества людей. Причина этого в том, что божественная искра в каждом человеке только одна (первое и последнее нечетное число в бесконечности), и наиболее благоприятная среда для ее отклика и проявления создается именно за счет присутствия нечетного числа людей.

Воздействие среды на пять чувств человека также должным образом используется в храме путем создания атмосферы освящения и жертвы. Объекты чувств существуют в человеке в виде ассоциаций, заставляющих его направлять свои чувства на предметный мир. Поэтому для масона, как, в общем, и для любого ритуально ориентированного человека, разные части храма являются ассоциациями, существующими в нем самом, но перестроенными. Собственно говоря, для обычного человека весь храм является такой перестроенной средой.

В самом деле, архитектура храма, то есть конструкция из кирпича и раствора, воздействуя на его ум через зрение тем же образом, каким музыка и молитвы воздействуют через слух, приводит образное сознание его ума в требуемый порядок, или симметрию. Постепенно физический храм накладывает на его ум характерный и вполне узнаваемый отпечаток, под действием которого начинает раскрываться ментальный храм. Поэтому путь человека лежит от архитектуры храма к архитектору внутри него самого. Ученик (Е. А.) начинает постепенно ощущать в себе присутствие строящего храм сознания как внутреннего архитектора. Таким образом, объективный храм побуждает человека (тем более масона) к процессу построения храма субъективного.

Это верно не только в отношении вида и формы храма, но и в отношении музыки, молитв, песнопений и интонаций, которые своим облагораживающим смыслом подвигают ум к регулярной деятельности. К этому же его может подвигнуть и запах благовоний, и вкус освященной пищи, принимаемой во время ритуала, а эфирные и астральные потоки, создаваемые ритуальными священнодействиями и работой, позволяют использовать и чувство осязания. Таким образом, для постройки внутреннего храма с помощью храма внешнего находят должное применение все пять чувств человека.

Затем наступит черед следующей стадии развития сознания, действующего через те же пять чувств. Человек начнет внимать вездесущему вселенскому сознанию и говорить с ним. Это то самое сознание, которое управляет поверхностным натяжением жидкостей, поддерживающем их в совершенно горизонтальном положении; то самое сознание, которое поддерживает все подвешенные предметы в строго вертикальном положении; то самое сознание, которое воздвигает крест с четырьмя прямыми углами, когда встречаются вертикали и горизонтали мироздания… Все эти скрытно присутствующие истины вдруг заявят о своем существовании и своей власти над всей архитектурой Вселенной.

Иными словами, архитектура раскрывает различные категории символических и тайно действующих знаков мироздания, отчего масон перестает быть простым наблюдателем архитектуры храма, но становится Подмастерьем, который начинает работать с инструментами: уровнем (жидкостей), отвесом (вертикалью) и угольником, составляющим четвертую часть креста в круге. Он постигает геометрию того шара, на котором живет, находит должное применением всем сущим на нем наукам и искусствам, а закону и порядку придает новые смысл и значение в качестве добровольно принятой на себя дисциплины. Эти два шага, первый шаг Ученика и второй шаг Подмастерья, прямо приводят его во внутреннее святилище храма, где он проходит через смерть. Но это смерть не его самого, не его внутреннего «я», а лишь смерть его личности, в то время как его ищущее внутреннее «я» продолжает поиск мудрости, скрытой в нем самом в виде слепка сознания Отца.

Человек живет в мире идолов – и на физическом, и на ментальном плане. Он встречает других людей, приветствует их, общается с ними лишь посредством физических тел, которые служат идолами внутренне сущего божества. Поэтому храмовые образы служат цели освящения уже существующих в уме мыслей о разных людях и прочих земных существах. Различные виды живых существ в этом мире как раз для того и задуманы: они принадлежат к тому аспекту мироздания, который можно назвать аспектом искусства, и их назначение в том, чтобы научить ум превосходить различные уровни.

Тот факт, что различные расы человечества на протяжении веков изобретают различные формы искусства, доказывает только, что искусство и красота – необходимые средства ритуальной стороны мироздания, необходимые для поднятия человека от дочеловеческих до божественных уровней. Все изящные искусства древних рас и народов были посвящены поклонению божественному и храмовой службе. Эстетическое чувство и понятие красоты – вот два богоданных дара человеку, которые на протяжении веков служили и продолжают служить неиссякаемыми источниками лучших открытий и изобретений человечества.

Жизнь – это вибрация, где симпатия служит частотой гармоник. Улыбающееся лицо человек встречает улыбкой, а мрачное – мрачным выражением. Жизнь в нем как бы старается выровнять его собственный уровень с уровнем другого человека. Все лучшие черты человеческого лица собираются в уме скульптора в творческом синтезе, и когда их совокупность выражается в прекрасном и облагораживающем лике, этот образ становится настоящим образом божества и может сообщить столь же мощный образ божества тому, кто им восхищен и ему поклоняется.

Изображения различных животных – льва, слона, лошади, быка и других – в архитектурном убранстве некоторых храмов служат той же цели. Иногда они представляют знаки зодиака, а иногда – различные эволюционные уровни человека, которые нужно превзойти. Встречаются также и составные символы с человеческими телами и головами животных. Они представляют очеловеченные и облагороженные эмоции, служащие высшим целям мироздания, и олицетворяют его архетипы-символы. Например, богиня Дурга, восседающая на льве, персонифицирует работу в знаке Девы и предыдущего ей знака Льва. Бог с головой льва персонифицирует деятельность знаков Льва и Водолея.

Короче говоря, физический храм из кирпича и раствора представляет для истинного масона все великолепие физического плана мироздания во всей его целостности. Поэтому внешний храмовый ритуал является лишь выражением деятельности внутреннего храма, то есть храм на физическом плане служит своего рода предварительной подготовкой, позволяющей ввести Ученика-масона через вход его субъективности (олицетворяемой Внутренним Стражем) в истинные чертоги храма внутреннего.

Затем неизбежно наступает стадия, знаменующая завершение индивидуального духовного развития человека, на которой он стремится во внешний мир в поисках чего-то, чего он не может определить. Тогда его сравнивают с путником, с пилигримом, с паломником. Поэтому эта фаза его развития ритуально представляется как паломничество.

В современных ритуалах эта стадия носит название «путешествия в Иерусалим». Предполагается, что к этому моменту человек завершит строительство первого храма и вместе с сотоварищами-паломниками направится в Иерусалим. То есть это стадия, когда человек, завершив должную внутреннюю подготовку, стремится совершить что-нибудь во славу и во имя Бога во внешнем мире.

Другими словами, от него ожидается, что, выполняя свой долг по отношению к наставникам, вышестоящим, родителям, жене и детям, он откроет сам дух служения, находя возможность служить им своими деньгами, разумом и физической силой. В храмовой службе эта фаза представлена раздачей присутствующим жертвенных даров – цветов, благовоний, святой воды и освященной пищи, которые распределяются среди всех участников ритуала. Для масона же это действо предстает как распределение ритуального света среди своих «братьев».

Если вкратце суммировать сказанное о ритуале, то первая его стадия затрагивает индивидуальное развитие человека-каменщика, то есть очищение его эмоционального, интеллектуального и интуитивного уровней. На этой стадии происходит очищение физического, эфирного, астрального и буддхического планов, и она отмечает завершение строительства первого храма.

В ходе второй стадии каменщик прилагает свои очищенные и облагороженные свойства миру, с которым он связан через рождение, брак, дружбу и профессию. Он учится тому, чтобы его признали годным для служения тем существам, которые принадлежат к вышеупомянутому окружению. Это отмечает начало и завершение второго храма.

Затем наступает третья стадия, где он оставляет второй храм, чтобы служить более широкому храму Вселенского Господа. Символически его учат оставить свои прежние ритуальные обязанности, чтобы вступить в тот ритуал, где он предложит себя существам всей Вселенной. Он переступает все узы и отношения, которые связывают его лишь с каким-то одним кругом существ, и в силу этого становится истинным источником материнской силы мироздания, где он уже не отец, не сын, не муж и не жена, а существо, равно объемлющее и соединяющее всех их. Его сердце – это роза, источающая аромат вселенской любви, и он несет на себе крест ответственности и страдания всех существ. Вся его жизнь подобна ритуальной чаше, наполненной его кровью, которая, как святая вода, должна утолять жажду путников жизни. Отныне он становится един со Спасителем и раздает страждущим свою кровь как вино и свое сердце как хлеб.

Источник статьи: http://www.plam.ru/hist/polnaja_istorija_masonstva_v_odnoi_knige/p5.php

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *