Что значит обряд инициации



Обряд посвящения

Инициация — обряд перехода, таинство, посвящения внутри любого общества. Обряд инициации — ритуал, по завершению которого человек переход на новую жизненную ступень.

У предков обряд проводился с обязательным участием жрецов либо глав общин, деревни, семьи.

Особенности обряда инициации

Вне зависимости от того, кто именно будет проводить обряд инициации — например, индусы, некоторые особенности остаются неизменными.

Каждый, кто захотел стать участником обряда, должен тщательно к нему подготовиться. Для этого можно:

  • использовать специальную диету;
  • провести некоторые ритуальные действия.

Справка: у иудеев, в отличие от славян, дети до 12-ти лет имеют право прочтения Торы в храме. С 13-ти лет они несут ответственность за свои поступки.

Благодаря этому у них осуществляется инициирование мужской функции в духовном плане.

Провел обряд посвящения, он четко понимает, что несет ответственность за тех, кого будет вести за собой. Данное осознание преследует его по жизни.

У многих народов ритуал инициации подразумевает под собой следующие этапы:

  1. Разлучение с матерью.
  2. Обрезание, прохождение разных испытаний, пытки — является олицетворением наступления смерти с дальнейшим воскрешением.
  3. Поиск духа-защитника — для этого нужно уйти в чащу леса.
  4. Процесс посвящения с использованием различных магических средств.
  5. Ритуалы так называемых пищевых и лишений-испытаний, которые несут за собой проставление насечек на теле человека, употребление психотропов.
  6. Обряд запрета на контакты с матерью и соплеменниками.

Важно: ритуальная смерть во время процесса воспринималась как концом естественного, не культурного человека и его переход в новый жизненный путь.

Понятие инициации

Многие психологи долго пытаются растолковать понятие обряда инициации у славян и у других народов, стараясь тем самым выявить тот смысл, который для каждого индивида обладает соответствующим статусом.

Справка: психологическое понятие сводится к обсуждению имеющихся конфликтов, которые напрямую связаны с Эдиповым комплексом, в частности к утверждению половой зрелости и стабилизации половых ролей, в частности.

Беря во внимание данный феномен, многие антропологи пытаются дать исчерпывающий ответ на имеющие виды рассматриваемого ритуала с целью достижения зрелости и выделения социального статуса.

Одновременно с этим, исследователи полагают, что такой обряд инициации используется с целью подготовки чада к потенциальному статусу и привыкания к нему в частности.

В обряде инициации в первобытном обществе проходили публично. В частности в первобытности потенциальные участники обряда посвящения после группировки по возрастам, собирались на площади в специально отведенном месте.

Справка: аналогичные церемонии проходили по всему миру.

Именно это стало предметом для разговоров многих исследователей, причем темы разбиваются по категориям:

  • совладение с эмоциональным состоянием;
  • Эдиповый комплекс;
  • обретение половой зрелости.

В большинстве случаев речь шла о бисексуальном влечении подростков.

Обряды инициации у разных народов

Обряды инициации у разных народов обладают персональными особенностями. Наиболее актуально ознакомиться с культурой существования у:

Рассмотрим подробней, какой статус подросток получал по завершении церемонии в каждом случае по отдельности.

У славян

Обряд инициации у славянского народа, в частности у славян мог проходить по разным на то основаниям, в частности:

  • переход из одной сферы деятельности в иную;
  • принятие родового тотема;
  • возрастной переход;
  • и т.д.

Наиболее распространенными принято считать для:

  1. новобрачных: для жениха отдельно, для невесты тоже;
  2. молодых, которые только приняли решение провести бракосочетание;
  3. отдельной категории малолетних детей, в частности при имя наречении;
  4. подростков и молодых воинов;
  5. жрецов и пр.

До сегодняшнего дня дошли лишь часть ритуалов из представленного перечня, причем в современной интерпретации. При этом посвящение вполне могло бы стать частью любого семейного торжества.

Справка: у славян также процесс проходил публичным образом.

С целью прохождения всех установленных испытаний, необходимо было:

  • Показать на практике все свои умения.
  • Активно принимать участие в организованных общественных мероприятиях по данной тематике.
  • Успешно пройти испытания на ловкость, физическую силу, смекалку и сообразительность, моральные качества и пр.
  • Выдержать насмешки, различные шутки от старейшин — с целью закалки характера и отработки навыков принимать быстрые и правильные решения.
  • Принять участие в организованном пире.

Только после всего указанного человек воспринимался обществом в новом качестве. Например, девочка после присвоения ей статуса “девушка” могла допоздна оставаться в чужом доме на вечеринке, на которой присутствовали и парни.

У россиян

Русская инициация обладает персональными особенностями. У русского народа обряд на сегодня существует острая необходимость в формировании инициационной культуры. Во многом это связано с потребностью подрастающего поколения в обучении:

Однако это не всегда указывает на то, что все ритуалы требуется внести в нашу повседневность. Сегодня есть уникальная возможность — отталкиваясь от опыта предков создать современную интерпретацию. Однако пока еще до этого никто не дошел.

Обряд инициации в первобытном обществе

Общество, которое начинало свой путь еще находясь у истоков зарождения современного социума, уделяло особое внимание переходному процессу детей и подростков во взрослую жизнь.

Именно благодаря ритуалу таинства, парни и девушки могли с легкостью влиться в различные сферы жизни:

Успешное прохождение ритуала указывало на завершение переходного процесса на следующий жизненный этап и обретение достаточного количества опыта.

Иными словами, у каждого индивида появлялась уникальная возможность — развивать в различных направлениях с целью обретения мудрости и гармонии.

Обряд инициации как форма суицида

Сегодня суицидальная форма проявляется в многочисленных играх, среди которых “Синий кит” и пр.

Их происхождение, в частности призыв к самоубийству самоубийцам связана с тем, что суицидальная форма проявляется по причине вытеснения из нашей культура обряда инициации. Раньше как суицид форма не существовала, однако в обрядах присутствовал запах смерти, поскольку нужно было проходить смертельно опасные испытания.

В качестве примера можно сослаться на американские племена, в которых испытуемые вынуждены были проходить тест на выдержку, при котором их избивали палками, провозглашая при этом: “Ты должен умереть” и т.д. После этого людей загоняли в специально возведенные хижины с муравейниками, в которых требовалось прожить до 2-х дней, не выходя оттуда.

На следующем этапе человек должен был прожить в одиночку в лесу.

Считалось, что после успешно пройденных испытаний, человек принимал совершенно новый облик, обретал мудрость и может уверенно чувствовать среди общества.

По мнению многих аналитиков и исследователей, подобные обряды с большой долей вероятности влекли за собой огромное число суицидов, поскольку человеческая психика не могла справиться с ними. Именно из тех времен, суицид смог перебраться в современную жизнь.

Одновременно с этим необходимо обращать внимание на то, что сегодня многие, так называемые сообщества, считающие себя “чистильщиками”, всеми силами пытаются привлечь к аналогичным испытаниям молодежь. По их мнению, те, кто слаб духом, должен умереть.

Таким образом, они пытаются избавить общество от слабых. Однако это неправильно, психологи настоятельно рекомендуют проверять своих детей на предмет того, во что они играют и чем увлекаются. Это связано с повышенными показателями суицидальных наклонностей среди подростков.

Источник статьи: http://famt.ru/obryady/initsiatsii/

Славянские традиции инициации

Инициация – переход, обряд перехода, таинства, посвящения внутри какого-либо общества. Обряд инициации у славян – это ритуал перехода человека на новую ступень жизни. Торжественный обряд инициации проводился с участием жреца или главы общины, деревни, семейства. Женская инициация отличалась от мужской в силу разницы жизненного предназначения.

Славянский обряд и ритуал инициации

Обряд инициации мог проходить по разным причинам – переход из одного вида деятельности в другой, принятие родового тотема, возрастной переход и прочее.

Выделяются следующие обряды инициации для:

  • жениха и невесты, новобрачных;
  • молодёжи, только вступающей в брачный возраст;
  • некоторых детей, подростков при имянаречении;
  • молодых бойцов, юношей;
  • волхвов или жрецов и другие.

До нас дошел неполный набор этапов принятия «новичка» в новое качество. К тому же обряды посвящения вполне могли быть частью любого календарного или семейного события. Вся инициация всегда проходила публично.

Вот что должен быть сделать человек на этих испытаниях:

  1. Показать свои умения.
  2. Принять участие в общественных мероприятиях по этому поводу.
  3. Пройти испытание на ловкость, телесную силу, смекалку, сообразительность, моральные устои и пр.
  4. Перетерпеть насмешки, шутки от старших для закалки характера и отработки навыка принимать быстро и точно нужные решения.
  5. Участвовать в совместном пиршестве.

После чего человек принимался народом уже в новом качестве. К примеру, девочка после принятия в «девушки» уже могла оставаться в соседних домах на вечерние посиделки парней и девчат.

Различают славянских обряда два – женская инициация и мужская инициация. Иногда они могут быть объединены, в зависимости от смысла и значения.

Славянская женская инициация

Для девочек инициации могли происходить на бытовом уровне, как бы приучая к будущей взрослости постепенно. Так, мама или бабушка могли время от времени устраивать небольшие «экзамены» будущей хозяйке. Это касалось рукоделия, приготовления пищи и прочего. Но самым важным было признание пройденного этапа, начиная от младенчества. В разных культурах в разные годы это совершалось в 3, 5 или 7 лет. Девочке заплетали косу – до этой поры принято было воспринимать дитя бесполым.

Действо проходило так:

  1. Девочку сажали на веретено, чесальный гребень, прялку или рядом с ними.
  2. Заплетали косу.
  3. Одевали женскую одежду впервые.
  4. Угощали вкусными блюдами всех участников ритуала.

Следующим этапом было имянаречение, имена подбирались обдуманно, соответственно каким-либо проявленным качествам ребенка, родовым предпочтениям, либо по иным соображениям.

Когда девочка вырастает в девушку, то совершается обряд совершеннолетия, который не привязывался к тому возрасту, к которому принято сейчас по закону страны определять совершеннолетие. У девушки эта пора наступала с первыми «женскими циклами». В это время девушке дарили веретено и прялку, кокошник, который передавался от матери к дочери.

«Вскочить в поневу» – это обозначает, что девушка дает понять окружающим, что она может считаться невестой и все женихи могут уже начинать к ней свататься. Понёва – это часть национальной славянской одежды, пышная трехполотнянная юбка. Испытание заключается в том, чтобы девушка сумела спрыгнуть с лавки в юбку. Но до этого девушке дается право проявить характер, она трижды произносит: «Хоцу – вскоцу, хоцу – не вскоцу».

Много еще можно деталей описать и обрядов, связанных с развитием и почтением женского начала у славян. Это и инициация женщины засватанной, когда родители жениха проверяют ее искусство и мастерство в ведении домашнего хозяйства приготовлении пищи, знание традиций и так далее. Это и период первых дней супружества или свадебные ритуалы посвящения в переход к семейным людям.

Славянская мужская инициация

Первая инициация мальчиков происходила по тому же принципу, что и у девочек, только с половой разницей в атрибутике. В Древней Руси мальчиков ритуально «сажали на коня» уже с 2, 3 или 5 лет.

Действо имело следующие особенности:

  1. Мальчика сажали на деревянного коня, саблю, борону, топор, или рядом с этими предметами.
  2. Стригли волосы ребенку.
  3. Надевали на него первую его мужскую одежду.
  4. Раздавали угощения всем участникам обряда.

Старших мальчиков, возрастом 12-14 лет, могли испытывать на выживание в лесу одному или во вступлении в школу боевых искусств, если мальчик из военного сословия, и так далее. Так, этнограф Балушок В.Г. в статье «Инициации древних славян» для научного журнала «Этнографическое обозрение» (№4, 1993г.) писал о том, что мальчиков-подростков или юношей могли изгонять из поселения на вольную жизнь с целью выживания и становления самостоятельной личности, взросления.

Такое изгнание сопровождалось своеобразным обрядом «посвящения в волки». На юношей надевались шкуры волков, опоясывали специальным поясом, на котором завязывались магические узелки. Такой пояс символизировал получение юношей власти, силы как мужчины. Далее осуществлялось театрально-ритуальное действо изгнания волка из деревни. Какое-то время такие юноши должны были жить отдельно, добывать самостоятельно себе пищу. Строить жилище, в котором можно укрываться от дождя и ветра.

Встречали возвращающихся юношей, «побивая» палками, дабы изгнать из них волчью суть. Потом на них надевали белые рубахи, подпоясывали родовым поясом, что обозначало, что юноша принимается в общины как уже повзрослевший мужчина. Во всем этом видится, что здесь не только приобретались опыт и навыки самостоятельности мальчиками, но также они переживали некий переворот сознания, учились управлять мужской агрессией, направлять ее в дело.

В любом обряде при славянской инициации прослеживается один и тот же смысл – что-то умирает, а что-то новое нарождается. Поэтому многие ритуалы, которыми сопровождается обряд инициации, часто предлагают сыграть главному участнику свою символическую смерть, пройти через умирание, а затем зарождение. Каждый из кандидатов, если проходит все испытания, полностью ощущает себя в новом качестве, принимает новый свой статус и потом проживает следующий отрезок жизни.

Источник статьи: http://xn--80aejvmu5h.xn--80aswg/obryad-iniciacii/

Мертвецы в свиных кишках, вырывание здоровых зубов и глоток мужской крови: инициатические практики с древних времен до современности

Инициация — это обряд перехода и посвящения, во время которого человек сменяет один статус на другой. Эти традиции, берущие начало в первобытных временах, сохраняются в традиционных культурах и продолжают жить в тайных обществах. «Нож» рассказывает о том, какие причудливые практики приема новичков в группу существуют в племенах аборигенов, джентльменских клубах и студенческих организациях.

Для досовременного сознания инициация — это непосредственный опыт встречи с сакральным. В этот момент неофиты покидают профанный мир, где творится человеческая история, и попадают в мир богов и героев, где творится история духа. Инициация берет начало за гранью нашего опыта, и, проходя ее, человек не просто приобщается к мифам, а сам становится их частью.

В современном мире традиционные связи практически разорваны. Но люди любой эпохи сталкивались с событиями, которые их меняют, и нуждались в поддержке, когда проходили важные жизненные этапы. Как ритуалы помогали нашим предкам и зачем это нам сейчас?

От ребенка к юноше или девушке

Ритуалы зрелости отмечают переход от детства или отрочества ко взрослому состоянию. После этого человек считается полноправным членом племени: ему можно ходить на охоту, заниматься мужской или женской работой, вступать в брак или комьюнити.

Такие коллективные обряды обязательны для всех членов общества. Если к мужскому тайному союзу можно не присоединяться, а чтобы стать шаманом, и вовсе нужно пройти особые испытания или иметь призвание, то с пубертатными ритуалами всё иначе. Не пройти их — это то же самое, что не получить аттестат зрелости и навсегда остаться в глазах людей ребенком или «недоделанным» человеком.

Чтобы считаться взрослым, нужно пройти ритуал из нескольких ступеней. Французский этнограф Арнольд ван Геннеп разделял пороговые обряды на три ступени:

  • прелиминарные (от латинского слова limen — «порог, граница»),
  • лиминарные,
  • постлиминарные.

1. На прелиминарной ступени все юноши, достигшие определенного возраста, отделяются от матерей и вообще всех женщин. Это символизирует расставание с миром детства и безответственности и драматически оформляется.

Мальчиков могут похитить «чудовища» в страшных масках, а женщинам полагается оплакивать потерю сыновей так, как если бы те действительно погибли.

2. На пороговой (лиминарной) ступени неофит символически пребывает в другом мире. Так он может прикоснуться к вечным основам мироздания и вступить в контакт с сакральным. На физическом уровне это означает, что юноши изолируются на несколько дней, недель или даже месяцев.

В этом «лагере для посвящаемых» новички постигают племенные мифы. По мнению религиоведа Мирчи Элиаде, человек в ходе инициации принадлежит Священной Истории. Поэтому в основе обряда лежит познание легенд, принадлежащих этой сверхистории — не только теоретическое, но и через отыгрыш ключевых событий. Юноши соблюдают запреты и проходят испытания, способствующие обновлению духа и тела.

3. На третьей (постлиминарной) стадии неофитов принимают в круг взрослых мужчин. Зачастую посвящаемый получает новое имя вместо детского. Иногда практикуют инициации, обозначающие переход в следующую возрастную группу: мужчина, сын которого прошел ритуал, тоже переходит в другой класс — «отцов мужчин».

Разные народы разрабатывали свои, порой причудливые ритуалы пубертатных инициаций, которые сегодня уходят в прошлое или видоизменяются под влиянием цивилизации.

В ходе обряда «бора» у племен восточной Австралии подростки собираются в изолированном убежище, где постигают религиозные традиции. Там же совершаются различные операции с телом: обрезание, вырывание переднего зуба, надрезы полового члена или других частей тела, удаление волос.

Некоторые посвящаемые пьют мужскую кровь, чтобы «заменить» материнскую, которая течет в их венах.

Возможно, порезы нужны в том числе для этого: кровопускание призвано вывести прежнюю кровь.

Пищевые запреты тоже «очищают» организм от материнского утробного питания. Считается, что после посвящения участники вступают в контакт с первоначальным миром, каким его создали высшие силы, и сами наконец становятся теми, кем их задумали боги. После этого опыта мужчины уже иначе будут смотреть на религиозные символы племени, поняв их глубинный смысл и испытав буквально на своей шкуре, что значит миф.

Через все обряды посвящения проходит мотив смерти и перерождения. У племен, живущих в северной части Новой Гвинеи, инициация выглядит как символическое заглатывание неофитов чудовищем. Потом их торжественно изрыгают наружу. Чудовище — могущественный дух предков — у племени тами представляет звук трещотки. Женщинам и детям категорически запрещается смотреть на музыкальные инструменты, которые хранятся у посвященных. У народа кай к этому добавляется такая процедура: человек, исполняющий роль духа, стоит на помосте, делает глотательное движение, а потом выплевывает воду на «извергнутого из утробы».

На островах Фиджи разыгрывают постановку: целая поляна «мертвецов», измазанных кровью и обмотанных свиными кишками, поднимается по крику жреца.

На острове Рук неофитов захватывают в плен ряженые в масках духа Марсабы. Дух сообщает, что выдаст юношей их обратно только после получения даров, затем подношения торжественно съедаются от его имени.

Тело, дух, природа, культура в досовременном мировоззрении обладают особыми значениями. Арнольд ван Геннеп писал о ритуальных увечьях:

«Тело человека рассматривалось как простой кусок дерева, который каждый обтесывал и прилаживал по своему усмотрению: отрезали то, что выступало, продырявливали перегородки, обрабатывали плоские поверхности».

Такие бодимодификации действительно напоминают работу с материалом: человек как будто создается заново. Однако делать такое может не каждый и не по своему усмотрению. Элиаде отмечал, что новое существо «делают» духовные наставники, которые действуют от имени сверхъестественных сущностей. Новое рождение — не биологическое, но символическое — происходит по трансчеловеческим принципам. Обряды инициации устанавливают не люди, а сверхъестественные силы, а человек творится ими.

О женской инициации известно меньше, однако такие обряды тоже существуют. Если у мальчиков они часто бывают групповыми и проводятся в определенном возрасте, то у девочек есть явные физиологические признаки, указывающие на наступление нового этапа. Самая простая версия обряда — торжественное церемониальное объявление о первой менструации, после чего девушка переходит в класс невест. В некоторых племенах практикуют искусственную дефлорацию и ритуальные совокупления.

Кроме сексуальных мотивов, в центре женских инициаций также находится тема смерти и перерождения, и часто она выражается через изоляцию.

Например, в Новой Ирландии существовала традиция запирать девушек на несколько лет в тесные клети из листьев, не позволяя ступать на землю.

Как в случае с мальчиками, которым рассекают или надрезают половой член и/или удаляют крайнюю плоть, девочкам иногда делают операции на половых органах: прокалывают, надрезают или удаляют клитор, а иногда и другие части вульвы. Это не только существенно снижает качество жизни, но и зачастую приводит к смерти из-за осложнений. Члены одного племени так объясняли ученому Джеймсу Фрэзеру, почему подростки иногда гибнут после таких процедур: всё дело в том, что чудовище, заглотив проходящих ритуал, так и не извергло их обратно.

Сегодня ООН борется против калечащих операций на половых органах, однако порой встречает сопротивление. Например, женщины народа масаи (Кения) протестуют против запрета на женское обрезание, поскольку без операции девушек не возьмут замуж.

Инициационные практики, сопровождающие взросление, существуют не только в экзотических племенах. У многих европейских народов отголоски пубертатных обрядов встречались до конца XIX века и до сих пор считываются в реконструкциях традиционных сельских увеселений. Они проступают в обычаях, играх и народном творчестве, а также в мистериальных обрядах, например, во время зимних христианских праздников.

Так, у восточных и южных славян были свои молодежные практики, после которых подростки переходили в группу взрослых юношей и девушек: кумление (на территориях России, Украины и Беларуси), калита (Украина), лазарование (болгары и сербы).

Читайте также

Никаких ритуальных порезов там не делали — скорее, весело проводили время. Однако специфические детали вроде прохода через воротца из связанных берез не дают забыть об их связи с древней традицией, которая предполагает ритуальную смерть, а потом новое рождение. Обряды имеют лиминальное (пороговое) значение: приняв участие в забавах молодежи, вчерашний ребенок входит во взрослый мир и теперь может гулять с «большими» и свататься.

В дворянской среде инициацией служил первый выход в свет. Он хоть и был оторван от народной символики, но осознавался как важный этап, изменяющий статус. После первого бала условная Наташа Ростова становилась взрослой барышней и могла принимать брачные предложения.

Тайные общества

Еще одна форма племенного посвящения связана со вступлением в секретный союз, мужской или женский. Если возрастные инициации доступны всем, то испытания более высокого уровня — только избранным. В ходе таких посвящений участники приобщаются к знаниям, недоступным для остальных, и должны показать свои духовные качества.

Тайные общества нужны для того, чтобы сделать связь с сакральной стороной бытия более плотной. В ее основе лежат практики и род деятельности, характерные для каждого гендера: плодородие и собирательство или война и охота. Членов тайных братств и сестринств объединяют общие практики, недоступные их женам и мужьям. Максимально реализовать себя в племенном обществе можно в традиционных занятиях — в них участники тайных обществ и совершенствуются, получая наставления старших.

Может быть интересно

По структуре, элементам и символике обряды посвящения в тайные общества похожи на ритуалы взросления. Здесь тоже есть символы смерти и воскресения, практикуются временная изоляция, увечья и бодимодификации, употребление изменяющих сознание растений, табу на какие-то действия. Общая цель — прикоснуться к тайному знанию и перейти на новую ступень.

Например, в инициациях в мужские сообщества аборигенов Северной Америки много схожего с пубертатными посвящениями. В обоих случаях люди стремятся овладеть силой духов-покровителей, связь с которыми налаживают с помощью колдовства или действий, нарушающих запреты, вплоть до каннибализма. А в Океании кандидатов в мужское братство символически заглатывает морское чудовище.

По сравнению с пубертатными посвящениями взрослые инициации могут быть более сложными и суровыми. В Африке и Меланезии особенно распространены тайные мужские культы. У африканского народа бакхимба посвящение продолжается несколько лет.

Испытуемого бьют бичом, пытают и дают ему наркотический напиток. В итоге несчастного оставляют в яме голым на несколько дней — если выберется живым, то уже в новом качестве.

В женских тайных обществах есть особые практики, связанные с рождением, оплодотворением и плодородием. Женские посвящения имеют те же ритуальные символы перехода, включают испытания и приобщение к знанию. Участницы обществ ниембе (Западная Африка) и бунду (Сьерра-Лионе) пользуются уважением мужчин, которые побаиваются их и избегают следить за ритуалами. Членов ниембе, которые особенно хорошо знают обряды, танцы и ритуальные ругательства (именно так, через проклятия, сообщество наводит страх на мужчин и непосвященных), называют госпожами. Эти женщины сопровождают неофитку во всех испытаниях.

Инициации шаманов

В отличие от описанных выше групповых практик, шаманизм или знахарство — это индивидуальный путь мистического призвания. Шаман может получить свой статус по наследству, по собственному решению или услышав зов, то есть получив особые сигналы от высших сил.

У бурятов и некоторых других народов есть поверье, что шаманом становится тот, чей родственник был «убит громом», то есть в любом возрасте; для обучения к нему приглашают стариков, которые знают песни и предания. Но обычно призвание проявляется с самого детства. Считается, что, если юношу избирают, это воля покойных предков-шаманов или божеств. Такой ребенок часто уединяется в лесу, видит вещие сны, наносит себе порезы, у него случаются припадки. Так что зов предков не всегда приятен, а путешествие по мирам вовсе не развлекательная прогулка. По поверьям, в такие периоды душа ребенка странствует по мирам, встречается с добрыми юго-западными тэнгриями или злыми духами северо-востока.

С западной точки зрения, симптомы шаманской болезни — это явная клиническая картина. Однако инициированный шаман скорее излечившийся, чем больной.

Именно в способности взять под контроль психопатологию избранности состоит его сила — психическая или магическая (в зависимости от того, какую терминологию мы выберем).

О «шаманской болезни» сообщают у бурят, якутов, тунгусов и других народов. Когда-то сибирские шаманы начинали свою работу уже с 10 лет, но в последнее время обычно не раньше 20. До этого времени они выстраивают свои отношения с духами и только после начинают практиковать осознанно.

Читайте также

Символы становления шамана и обрядов посвящения схожи. Шаманы рассказывают, что в видениях звери, духи или божественные существа наносят им увечья и разделяют их тело на части; описывают они и свои восхождения на небо по Небесному Древу.

Схожие мотивы встречаются у всех народов, практикующих шаманизм и колдовство. Североамериканские индейцы племени патвин верят, что испытуемому протыкает пуп бог Куксу. На острове Малекула колдуна посвящают через символическое расчленение. У аборигенов Калимантана шаманы- мананги символически отрезают голову неофиту, «вынимают» оттуда мозг и прочищают, чтобы тот стал светлым. Расчлениение тела и замена внутренностей входит в обряды и австралийских колдунов.

Таким образом, шаманское посвящение происходит внутри — во снах и галлюцинациях. Однако в некоторых обществах есть и яркие внешние обряды с тем же смыслом. Например, буряты устанавливают в юртах специальные березы «удеши бурхан», ведущие на небо. По такой березе шаман-неофит забирается, чтобы выглянуть из дымового отверстия и призвать богов.

Обряды посвящения в мировых религиях

Классические инициации (обряды взросления, тайные общества, мистические посвящения) существовали в религиях народов Средиземноморья, хотя и не в рамках одной и той же эпохи одновременно. Следы таких практик можно найти в греческих мифах. Путешествия и подвиги героев (например, проникновение Тесея в лабиринт и победа над Минотавром) связывают с героическим посвящением. К инициациям можно отнести и эллинистические мистерии. Если в племенной культуре два пола четко отделены друг от друга, то в греческих мистериях мужчины и женщины могли участвовать вместе.

Элементы обрядов посвящения в упрощенном виде вошли в мировые религии: обрезание у мусульман, бар-мицва и обрезание у иудеев, крещение у христиан, упанаяна (получение священного шнура, с которого начинается изучение Вед) в индуизме.

Здесь заметны те же базовые мотивы инициации: рассечение тела, символическая смерть. Всем таким практикам предшествует изучение молитв и священных книг, подготовка к тому, чтобы войти в сакральную традицию.

Мотивы посвящения проходят через всю мировую религиозную культуру. Вступление в контакт с сакральным всегда было важным этапом, а для верующих ключевые события в жизни предполагают участие высших сил. Божество принимает неофита в ряды взрослых людей (в лоно церкви), сопровождает человека во время пороговых событий (рождение ребенка, свадьба или похороны), принимает посвящение жрецов или служителей.

Ремесленники, аристократы, студенты

Дохристианские мужские союзы и братства нашли продолжение в ремесленных, молодежных, военных, аристократических и мистических тайных организациях Старого и Нового Света. Всех их объединяет тема инициации: как может тайная организация обойтись без посвящения?

В Средние века и Возрождение ученик в ремесленной корпорации должен был доказать знание материала, освоить тайный язык гильдии и поклясться молчать о секретах. Важные этапы жизни профессионального объединения, например вступление в цех нового мастера, сопровождались пирушкой, которая называлась «корпоратив» . Корпорации ревностно хранили свои тайны, как технические, так и духовные.

В текстах алхимиков можно обнаружить все элементы инициаций (прохождение определенных стадий, смерть и воскрешение), а превращения вещества символизируют приключения духа ученого. Древние сценарии посвящения вошли в ритуалы тайных орденов, выросших из ремесленных цехов, — масонов и «подмастерьев».

В XVIII и XIХ веках дворяне обожали тайные общества. Их учреждали по любому поводу — масонские, вольтерьянские, литературные, а то и кружок декабристов. Зачастую аристократическая молодежь организовывала такое общество в рамках своего учебного заведения. Далеко не всегда речь шла о высоких целях — порой это было лишь развлечение. Однако в мужские клубы, в парочке которых состоял любой порядочный аристократ, нельзя было попасть просто так, всегда была какая-то форма посвящения. Приобщившись к специфическим ритуалам, новый участник становился полноправным членом общества.

Может быть интересно

Виктор Гюго в романе «Человек, который смеется» подробно описывает развлечения членов клубов, занятых пьянством, издевательствами над простым народом, богохульствами и откровенными злодеяниями:

«Был еще Fun-club. Fun, как и cant или как humour, термин почти непереводимый. По отношению к шутке fun то же, что перец по отношению к соли. Пробраться к кому-нибудь в дом, разбить дорогое зеркало, изрезать фамильные портреты, отравить собаку, посадить к птицам кошку, всё это fun. Распустить слух о чьей-нибудь смерти, заставив родственников мнимого покойника облечься в траур, — это тоже fun».

В этих диких развлечениях, кроме естественного для золотой молодежи желания гонять на гелендвагенах и противопоставлять себя простым смертным, есть ритуальный момент совершить нечто настолько дикое, что отделит инициированного от мира профанов.

В 2015 году тогдашний британский премьер-министр Дэвид Кэмерон оказался в центре скандала. Его коллега по партии Майкл Эшкрофт написал о нем книгу, где утверждал, что в студенческие времена Кэмерон симулировал половой акт с головой свиньи. Соцсети пришли в восторг: министр и мертвая свинья, да это просто праздник какой-то, смесь «Черного зеркала» и «Зеленого слоника»! Для непосвященных такой поступок трудно чем-то оправдать. Но эта история становится понятнее, если взглянуть на нее с точки зрения тайных обществ Кембриджа и Оксфорда.

Роман Ивлина Во «Упадок и разрушение» начинается с того, что главного героя отчисляют из колледжа за непристойное поведение: юноше пришлось пройти по двору без штанов, потому что его раздели члены клуба «Буллинджер». При этом замдекана и казначей, глядя на традиционные бесчинства буллинджеровцев, мечтали только о том, чтобы сумма штрафов оказалась достаточно высокой. В своей книге Во описал реальный оксфордский клуб «Боллингдон».

В юности Кэмерон тоже состоял в том самом «Боллингдоне». А инцидент со свиньей произошел в тайном обществе Пирса Гавестона, ритуалы посвящения в который основаны на сексуальных и унизительных обрядах. Эти инициации, как и буллинджерские попойки и погромы, отделяют участников клуба от всех прочих и объединяют сообщество. Обряды посвящения у многих народов полны генитальной символики и ритуальных совокуплений. Свиная голова в этом смысле восходит к дремучей архаике: тут тебе и секс, и смерть.

В древних племенах к сакральным действиям относились очень серьезно, но со временем в обрядах инициации в западных тайных обществах появлялось всё больше самоиронии. Ярким примером служит механизация розыгрышей и садистских развлечений в викторианскую эпоху и в начале ХХ века.

Зачем взрослым людям могли понадобиться взрывающиеся пироги, алтари с выскакивающим скелетом, устройство, хлопающее жертву лопаточкой по заду, и коврики, бьющие электричеством?

Применялись они в джентльменских клубах и студенческих группах и выполняли ту самую инициирующую роль, только уже в атмосфере индустриального общества и специфического юмора. Например, патентованная машина для шлепков была умеренно неунизительным девайсом, который автоматизировал процедуру вступления в студенческое братство. Неофит мог приводить ее в действие сам — и никаких обвинений в насилии.

Американские студенческие братства и сестричества («Альфа Сигма Тау», «Дельта Гамма» и так далее) исторически имели особую практику инициирующей дедовщины — хейзинг . Она основана на многовековой традиции издевательств над новичками, с которой боролись еще в средневековых университетах. Такие «испытания» имеют нечто общее с «адской неделей» в американской армии: прохождение делает неофита достойным членом сообщества, который потом отыграется на следующих несчастных.

Кроме инициаций, студенческие братства США также имеют традиции, пароли, рукопожатия и прочие признаки тайных обществ. Исторически они выполняли ту же роль сплочения элит, что и в Англии: отпрыски богатых семей держались вместе, а после университета поддерживали друг друга, помогая с продвижением по службе.

Впрочем, новые веяния проникают всюду, а американские университеты активно их педалируют. Сегодня идет обширная борьба с буллингом и насилием в студенческих кампусах и возникли многочисленные «организации греческих букв» для чернокожих (BGLO — Black Greek-letter Organizations) и латиноамериканцев (LGLO — Latino Greek-letter organizations), а гордиться привилегиями стало неприлично.

Парадокс в том, что сам принцип существования групп, которые теперь стали центрами борьбы с элитарностью, всегда состоял именно в элитарности, иначе зачем нужны секретные общества? Тайна не может быть демократичной и принадлежать всем, ведь тогда это уже не тайна. Это чувствует каждый мальчишка, который, повинуясь древнему зову, строит домик на дереве и пишет на двери «Девчонкам вход воспрещен».

Тема инициации в психотерапии

Антропологи, этнографы и религиоведы, изучая инициацию, обычно фокусировались на структуре обрядов и народных обычаях. Иногда они рассматривали символическое значение и смысл ритуала, состояние духа и сознания племенных людей и сравнивали их с опытом современного человека, как это сделал Мирча Элиаде.

Практиками посвящения заинтересовались и психоаналитики. Карл Густав Юнг связывал инициацию с процессом становления личности, когда человек раскрывает свои черты в социуме.

С традиционной точки зрения человек, который не прошел важные этапы, теряется между мирами и не может считаться ни живым, ни мертвым. К архетипическим сюжетам обращается и возрастная психология, которая работает с кризисами жизненных этапов. В основном специалисты по психологии развития соглашаются с мифологической трактовкой: если базовые моменты вроде отделения от родителей и становления личности в обществе не пройдены, человек не будет развиваться гармонично.

Если процессы укрепления своего «я» нарушены, развивается синдром самозванца, неуверенность, тревожность и другие проявления, свойственные скорее ребенку, чем взрослому.

Основатель традиционализма философ Рене Генон утверждал, что истинные инициации предполагают преемственность и связаны с регулярной организацией. Нельзя инициировать самого себя, ведь само слово initium означает «вступление», присоединение к другим.

Во многом сакральные практики посвящения и перехода на новый этап вне церкви и тайного общества сегодня утрачены. Но для современного человека инициация может стать метафорой внутренней работы, которая помогает примириться с жизнью и реализовать себя. Ее можно проводить самостоятельно или с помощью специалиста, во время взросления или возрастного кризиса. Какие-то ступени этой работы могут пугать, как шаманский спуск в нижние миры, и предполагают разрушение отжившего, но приводят к восстановлению и переводят нас на новый уровень. Так человек в полной мере становится собой.

Источник статьи: http://knife.media/initiation/

Scisne ?

Обряды инициации: от обрезания до армейской дедовщины

Почему, чтобы стать мужчиной, иногда нужно как следует пострадать? Обряды инициации — перехода в то или иное мужское сообщество — бывали и кровавыми, и обидными.

Вечная логическая ошибка «после — значит вследствие» оказала огромное влияние на становление любой цивилизации. Когда ты не знаешь законов, по которым существует твоя вселенная, ты вынужден обо всем догадываться сам, методом проб и ошибок. Если вчера тебе удалось убить земляную крысу после того, как ты помочился на восток, — всегда мочись на восток. И ни в коем случае — на запад, ведь, когда ты в прошлый раз так поступил, тебя больно укусил стервятник. Человек всегда параноидально подозревал, что в этом мире ничто не существует просто так, все связано невидимыми, но мощными связями, незримые страшные силы наблюдают за тобой из кустов, а пролет журавлей по небу и планет по Галактике регулируется усердием, с которым ты соблюдаешь правила — например, не ешь после шести репу.

В идеале существует только один совершенно правильный метод жить, спать, зевать, жениться и убивать водяных крыс, а отступление от ритуала — это дорога к хаосу и разрушению. Этнографы, наблюдавшие за жизнью очень диких племен, всегда с изумлением отмечали, что при кажущейся европейцам абсолютной свободе (ни фраков, ни браков, ни книжек по этикету) дикари часто ведут чрезвычайно однообразную жизнь, подчиненную множеству табу и ограничений.

Но есть категория населения, к которой это не относилось. Дети. Ребенок, особенно мальчик, в примитивном обществе совершенно свободен — просто потому, что детей много, они неразумны и за всеми не уследишь. В лучшем случае их можно кое-как уговорить не дразнить крокодилов, но ожидать от них следования ритуалу — утопия. Поэтому абсолютно во всех культурах возникла традиция инициации детей, когда те достигают возраста, в котором им уже придется соответствовать правилам и традициям, а также отвечать за свои поступки. До инициации ребенок носит особые детские прически или одежды (или не носит никаких), он фактически не считается человеком, поэтому его ритуальные грехи не падают на голову всего племени, окружающие относятся снисходительно к его неразумности. Для того чтобы Маленький Змей, этот похититель чужих лепешек, стал существом, ответственным за свои поступки, ему придется родиться заново, уже по-настоящему. И есть подозрение, что ему это не понравится, ха!

На самом деле ступеней инициации всегда было несколько. Традиционно этнографы выделяют четыре основные.

Понятно, что этот вытащенный только что черт знает откуда кусок пищащего мяса может принести кучу неприятностей племени. Он не член нашей стаи, его не защищает Великая Жаба, потому что она с ним незнакома, да и явился он из мира мрака и духов, будучи сам пока еще злым духом и наверняка прихватив с собой за компанию в наш добрый мир уйму всякой нечисти. Именно поэтому в эру инфантицида (длилась примерно до VI века до нашей эры) первенцев юных матерей так часто убивали: считалось, что они злые духи огромной силы, раз им удалось прорваться в реальность по еще не хоженной дороге первыми. Также истреблению в разные эпохи в разных народах подлежали близнецы, альбиносы и младенцы, родившиеся с зубами, не говоря уже о детях с выраженными пороками внутриутробного развития.

Так что ребенка нужно было ритуально очистить, а пока людям, кроме специально обученных шаманов, просто опасно приближаться к этим крохотным вместилищам зла. Сохраняемая до сих пор в наших областях традиция не показывать совсем маленького ребенка (даже его фотографии) посторонним людям вызвана не тем обстоятельством, что ребенка могут сглазить, а тем, что изначально младенец был магически опасен для окружающих.

Младенца омывали, читали над ним заклинания, изгоняли из него злую силу (да-да, обряд крещения к нам тоже не с луны свалился). Во многих традициях считалось необходимым нанести ему кровоточащую рану, чтобы духу было откуда выйти. У некоторых народов это превратилось в обрезание новорожденных, в других культурах младенцам наносили неглубокие ранения на лбу, груди или ладонях. В тех племенах, которым была понятна роль отцовства, также проводились ритуалы, подтверждавшие связь отца с новорожденным. Например, согласно Дж. Фрэзеру, у северных индейцев существовал обряд, когда отец имитировал роды и младенца протаскивали у него между ногами. Был также прекрасный обычай в Индии: детей ритуально рожали с помощью статуи йони — деревянного изображения огромного влагалища.

Вторая инициация, тоже встречаемая во многих культурах, является самой поздней из всех. Это ритуал, связанный с переходом от младенчества к детству, и он отсутствует у самых примитивных народов. Обычно такой ритуал совершается в возрасте 3–5 лет, когда ребенок признается (в разных вариациях): полностью отлученным от груди; способным носить длинные рубашки или штанишки — как существо, уже умеющее управлять своими естественными потребностями; готовым есть любую взрослую пищу; пригодным к началу обучения. Тут тоже читаются заклинания, ребенку дается взрослое или предвзрослое имя, на него торжественно надевают запретную раньше одежду, за него зачитывают первые строки священных книг или как-то еще помогают выполнить некую ритуальную норму. Скажем, зажечь или загасить огни на жертвеннике*, выстрелить из лука, принять из рук отца кисть и тушечницу — существует множество традиций. В общем, это поздняя норма, сразу ставшая скорее семейным праздником, чем истинным ритуалом.

Иногда третий этап инициации совмещался с четвертым, но чаще разрешение на вступление в брак требовало отдельных подвигов и ритуалов. Все эти сказки, в которых руку принцессы обещают смельчакам, готовым скакать по стеклянным горам и убивать драконов, заимствованы из инициационных брачных обрядов. В Африке, например, получить право на женитьбу можно было, только раздобыв шкуру леопарда. У индейцев племени черноногих жениться могли только убийцы — те, за кем числился хотя бы один проклятый кроу или подлый бледнолицый. Где-то права на брак добивались ловким воровством, кулачным боем или соревнованиями в беге; где-то требовалось обладать определенным количеством имущества. Контроль за численностью и качеством населения не дремал никогда.

А вот это уже серьезно. Именно данный тип инициации предназначался для того, чтобы сделать из мальчика мужчину. Преследовал обряд несколько целей одновременно: изъятие юноши из общества женщин и переход его к мужчинам; обучение юноши всем ритуальным обязанностям мужчины; испытание его мужества, самоконтроля и терпения — важных качеств для воина; снижение его сексуальных желаний, замедление вовлечения во взрослую половую жизнь.

Во всех странах мира понятие мужественности имеет своё значение и жители разных стран сами определяют, когда мальчика можно считать мужчиной. В современном цивилизованном обществе, чтобы стать мужчиной нужно вступить в половозрелый возраст, обзавестись семьей, обрести статус в обществе. Но в различных племенах для того, чтобы считаться настоящим мужчиной, зачастую нужно пройти через жуткие обряды инициации, включающие боль и унижение. И лишь после этого мальчик по праву может носить звание настоящего мужчины.

Как ни странно, но именно четвертая цель была, пожалуй, самой важной. Совершать поклоны перед могилами предков и бросать копья в коров можно и без особых внешних воздействий. Но юнец в разгаре пубертата был головной болью для любой общины. Ромео, готовые непринужденно отдать жизнь за ночь с женой вождя или дочерью жрицы, малолетние насильники девственниц или не менее малолетние многодетные отцы были последним, что требовалось для комфортной жизни в обществе. Поэтому очень часто инициационные испытания приводили к тому, что юноша на продолжительное время вынужден был отказаться от любой сексуальной жизни. На египетских фресках мы видим, как тринадцатилетним «мужчинам» наживую проводят обрезание. Обитатели Калимантана вшивали своим подросткам в пенис рыбьи кости, африканцы некоторых племен практиковали вытягивание пениса, привязывая к многострадальному органу каменные диски. Шрамирование, татуаж, натирание пениса едкими составами — вот обязательные этапы взросления во множестве культур. (Отметим, что инициация девушек часто была не менее травматична, а последствия некоторых ритуалов просто чудовищны. Немалая часть египетских женских мумий имеет инфибуляцию — тип женского обрезания, при котором удаляли клитор и половые губы, а остальное наглухо зашивали, оставляя лишь маленькую дырочку для всяких нужд. Во время брачной ночи мужу приходилось ножом делать надрез, чтобы исполнить свой супружеский долг, а во время родов разрез расширяли и сшивали заново. Кстати, в 29 странах мира этот тип обрезания практикуют до сих пор — например, в Судане, Индонезии, Сомали.)

Кроме издевательств над пенисами в меню также были длительные посты, ритуальные избиения и увечья, отрезание фаланг мизинцев на руках, разрывание ушей и ноздрей, выбивание зубов… В общем, скажи спасибо, что «деды» во время твоей службы в армии были недостаточно знакомы с трудами таких этнографов, как Арнольд ван Геннеп и Рене Генон, а то могли бы почерпнуть массу интереснейших идей из собранного учеными материала. С другой стороны, нам известны и менее кровавые обряды в более развитых цивилизациях. В Китае, Корее и Японии, скажем, ограничивались постом, молитвами и обстоятельным письменным экзаменом для мальчиков из среднего и высшего общества. Хотя есть основания полагать, что многие опухшие от свитков и премудростей соискатели звания «сюцай» предпочли бы, чтобы им без затей вставили в пенис рыбью кость. Да и наши мученики ЕГЭ, возможно, не отказались бы.

Ниже приведены еще некоторые интересные ритуалы посвящения, которые существовали (а в некоторых случаях все еще существуют) по всему миру.

У каждого индейского племени был свой собственный уникальный ритуал посвящения в мужчины. Но самым впечатляющим был, пожалуй, ритуал манданов. Перед обрядом мальчик постился в течение 3 дней, чтобы очистить тело. Затем, в день ритуала, старейшины племени пронзали мышцы груди, плеча и спины мальчика большими деревянными спицами. Затем с помощью крюков и веревок, свисающих с крыши хижины, молодого человека подвешивали в воздухе. Несмотря на боль, парень не должен был кричать. Пока он висел в воздухе, еще несколько спиц забивали в его руки и ноги. На их концах размещались черепа его умерших дедов и других предков.

В конечном счете молодой человек терял сознание от потери крови и боли. Убедившись, что он без сознания, старейшины опускали его вниз и удаляли веревки. Спицы тем не менее оставались на месте. Когда молодой человек приходил в сознание, он предлагал старейшинам жертву — свой левый мизинец. Он клал палец на колоду и быстро его лишался. Это был подарок богам, чтобы они помогли ему стать хорошим охотником. Затем парень бегал внутри кольца, образованного соплеменниками. Они хватались за продетые сквозь тело спицы и тянули их. Но вытягивать их с той стороны, с которой они были вбиты, не разрешалось. Тянуть нужно было только с обратной стороны, что причиняло молодому человеку еще большую боль. Так заканчивалась церемония, которая длилась весь день, и мальчик становился мужчиной.

В племени алгонкинов считалось, что детство всего лишь препятствием для становления настоящим мужчиной. По этой причине они проводили обряды инициации, направленные на полное стирание у мальчиков детской памяти.

Обряд проходил следующим образом. Молодые члены племени от 14-ти до 21-го дня сидели в специальных клетках, и им нельзя было есть ничего, кроме очень мощного галлюциногена — високкана. Он не только приводит к потере памяти, но и вызывает другие побочные эффекты — потерю речи, учащённое сердцебиение, сильнейшие галлюцинации, агрессию, неспособность двигаться, слабость и даже смерть. После двух-трёх недель молодых посвящаемых выпускали из клеток и расспрашивали. Если они полностью забыли свое детство, то прошли ритуал и теперь считаются настоящими мужчинами. Если же у них сохранились хоть какие-то воспоминания, то жестокий ритуал придётся пройти ещё раз.

Каждое поколение племени каро проходит ритуал посвящения — мужчины должны перепрыгнуть через ряд быков в чём мать родила. В буквальном смысле. Звучит как нечто простое и забавное? Не совсем. У торжественной церемонии по-настоящему ужасный подтекст: если мужчина биологически уже полностью вырос, то у каро он считается мальчиком, пока не пройдёт церемонию.

Церемония начинается с того, что молодые девушки племени начинают одновременно прыгать. Обычно это родственницы или хорошие подруги парня, который вот-вот будет посвящен в мужчины. Их металлические украшения ритмично звенят. Девушки прыгают по направлению к «мажа» — мужчинам, которые уже прошли через обряд посвящения — и вручают им свежесрезанную розгу. Этой розгой мужчины будут хлестать девушек по спинам, а те будут продолжать прыгать, пока не появится кровь. Шрамы впоследствии будут означать, что женщины пережили боль ради парня и его посвящения в мужчины.

После церемониальной порки племя становится вокруг стада. Воздух сотрясает пение. Четыре самых больших быка выстраиваются в ряд бок о бок. Церемония считается действительной, только если быки кастрированы. Посвящаемого парня, который обнажен, если не считать нескольких веревок на груди, подводят к животным. Юноша должен вспрыгнуть на первого быка, пробежаться по спинам всех животных и спрыгнуть. Затем нужно сделать то же самое в обратном направлении. Всего нужно пробежать 3 раза. Как только он это сделает, раздается громкий крик, и мальчик становится «мажа», то есть мужчиной.

Младенцы каро, родившиеся от не прошедших через ритуал отцов, считаются незаконнорожденными, и в соответствии с законами каро, внебрачные дети не имеют права жить. Традиция убивать незаконнорожденных младенцев называется минги — матери сами набивают рты своих детей землёй и оставляют их умирать в пустыне.

На Филиппинах обрезание — это важное событие. Статистика от 2011-го года показала, что обрезание делают около 93% филиппинских мужчин. Интересно то, что мальчикам его делают не в младенчестве, а примерно в 12 лет, и филиппинские подростки могут считаться мужчинами, только если уже обрезаны.

А если этого не произошло, общество считает их трусами и слабаками. И чтобы спастись от постоянных насмешек и издевательств, филиппинские мальчики сами просят родителей их обрезать.

На Филиппинах есть два способа обрезания: современный медицинский и традиционный. При традиционном способе анестезия не используется — вместо этого мальчики жуют листья гуавы, так как считается, что это уменьшает боль от операции. Вместо ножа для этой болезненной процедуры используется кусок дерева под названием субокан. После обрезания крайней плоти пенис обматывают белой тканью.

Масаи из Кении и Танзании имеют ряд обрядов посвящения мальчиков в мужчины. Каждые 10-15 лет происходит инициация нового поколения воинов. Мальчики всей страны в возрасте от 10 до 20 лет собираются вместе. Строятся специальные дома, которые служат местом посвящения. В ночь перед церемонией мальчики спят в лесу под открытым небом. На рассвете они возвращаются в маленькую импровизированную усадьбу и проводят там один день за пением и танцами. Они пьют смесь молока, бычьей крови и алкоголя и съедают груды мяса. После торжеств мальчики в возрасте 12-16 лет подвергаются обрезанию.

Обрезание («эморат») является частью «эмуратаре» — самой важной церемонии в жизни мальчика масаи. Только после обрезания племя считает его мужчиной, воином и защитником своей деревни. Когда молодой человек направляется к тому месту, где старейшины будут проводить обрезание, друзья и члены семьи дразнят его, говоря что-то вроде: «Если ты дрогнешь, мы отречемся от тебя». Масаи ценят храбрость в своих воинах, и обрезание — это первый способ доказать свою смелость, даже перед лицом сильной боли. Рана заживает около 3 месяцев, и в течение этого времени молодые мужчины носят черную одежду и живут в хижинах, построенных женщинами деревни. Теперь мальчик масаи стал воином.

В течение следующих 10 лет молодые мужчины живут вместе в «маньята» — воинских лагерях. Там они учатся боевому и ораторскому искусству, а также животноводству. По истечении 10 лет молодые люди принимают участие в церемонии совершеннолетия «эуното», которая знаменует собой переход в статус старших воинов. После того как масаи прошел через «эуното», он может жениться. Церемония в основном представляет собой несколько дней празднования и заканчивается тем, что мать посвящаемого сбривает ему волосы.

Мальчики племени масаи должны выйти на охоту на льва с одними дубинками и щитами. В прошлом им нужно было охотиться в одиночку, но поскольку львов осталось мало, традицию изменили, и теперь взрослеющие масаи охотятся группами. Охота на львов очень опасна. Именно из-за этой опасности она и считается достойным ритуалом посвящения в мужчины. Когда мальчики масаи охотятся на львов, они тем самым демонстрируют то качество, чем, по мнению масаи, обладают только настоящие мужчины — храбрость.

Ритуал на обретение мужественности племени матис состоит из четырёх крайне болезненные этапов. На первом этапе в глаза молодых посвящённые вводят яд: матис считают, что так улучшают своим мальчикам зрение. На втором и третьем этапе мальчикам причиняют сильную физическую боль — неоднократно избивают и хлещут плетьми.

На последнем этапе мальчики глотают яд под названием кампо, добываемый из древесных лягушек. Кампо — не галлюциноген, хотя и может вызвать странные психические реакции. А вот физиологических эффектов от него предостаточно — рвота, головокружение и неконтролируемые движения кишечника. Племя матис твёрдо убеждено, что кампо повышает выносливость и силу мальчиков, превращая их в настоящих мужчин и охотников.

Чарлз П. Маунтфорд в 1947 г. совершил путешествие по пустынным областям Центральной Австралии, где у австра­лийцев нерушимо сохранились древние обычаи. Вот что он рассказывает.

Дети австралийцев окружены всеобщим вниманием, лас­ками и заботой. Но потом приходит юность. И тогда беззабот­ная жизнь мальчика неожиданно обрывается.

Даже женщины, самые близкие ему: бабушка, мать, сестра — внезапно набра­сываются на него и, угрожая пылающими факелами, изгоняют из места общего обитания (стоянки, лагеря). С этого времени и до окончания обряда обрезания — примерно в течение года — к юноше относятся как к отверженному. Спит он теперь в не­котором отдалении от стоянки, никогда не приближается к женщинам и не разговаривает с ними. Он не говорит и со стариками, пока они сами не позовут его. Отвечая старикам, юноша обязан говорить только шепотом.

Жизнь изгнанника идет так: днем он находится среди мужчин, а по ночам спит у своего маленького костра за чер­той стоянки племени. И вот, наконец, приходит день, когда старики хватают юношу и под причитания женщин, крики и топот мужчин, уже прошедших инициацию, ведут его в укромное место. Тут ближайшие родственники юноши — взрос­лые мужчины — вскрывают на своих руках вены и мажут кровью тело юноши. Длительный обряд инициации имеет целью обучить молодого австралийца законам рода и племени и дать ему религиозно-нравственное сознание.

При этом ис­пользуется все, что может привести к достижению нужного результата: испытание голодом и болью для укрепления силы духа, атмосфера непостижимой загадочности.

Юноша, лежа­щий лицом вниз, слышит, но не видит, что происходит вокруг него. Только на мгновение позволяют ему поднять голову и в свете колеблющегося пламени костра взглянуть на это зрели­ще, вызывающее экстаз. Восприимчивый юноша настолько захвачен удивительными впечатлениями, что эта картина остается в его памяти на всю жизнь. Первый обряд инициации, включающий обрезание, является важнейшим шагом молодо­го австралийца на пути к зрелости.

После обрезания юноше надевают на голову отличитель­ную повязку, которая свидетельствует о его общественном росте, и теперь его можно видеть лишь среди стариков-настав­ников и стражей. Он обязан избегать женщин и не смотреть на них. Его новое имя теперь — вангарапа — «скрывающийся мальчик». Вместе со стариками он совершает длительные и многотрудные путешествия, знакомясь с бытом других друже­ственных племен.

Следующий обряд посвящения связан с подрезанием поло­вого органа (продольный разрез у основания пениса — Ред.); этот обряд символизирует, что юноша стал пол­ноправным мужчиной. Теперь он может жениться, если его нареченная достаточно взрослая. Он может принимать уча­стие в совете племени или рода. Подрезание является самым тяжелым и мучительным из всех испытаний и означает пере­ход посвященного в полноправные члены общества.

К этому надо добавить, что далеко не все юноши оказыва­ются в состоянии вынести все лишения и пытки, которым они подвергаются во время инициации: некоторые гибнут от истязаний и лишений. Вероятно, именно поэтому юноши, про­ходящие инициации, находятся в положении глубоко изолиро­ванных, женщинам и детям строжайше запрещено даже при­ближаться к той местности, где находится лагерь посвящае­мых, чтобы они не могли видеть истязуемых и слышать их стоны и вопли.

Чрезвычайная жестокость посвятительных обрядов, несом­ненно, способствовала, с одной стороны, отсеву и уничтожению слабых телом и, главное, слабых духом, а с другой стороны, культивировала, поощряла и передавала по наследству высо­кие качества мужества, стойкости, скромности.

(Матюшин Г.Н., У колыбели истории. М., «Просвещение», 1972 г., с. 191-193.)

Надо сказать, мужчинам племени повезло, что они не родились, например, на острове Понапе, входящем в состав Каролинского архипелага, — тамошним мужчинам не только разрезают кончик члена, но и лишают их одного яичка.

В маленьком государстве Папуа — Новая Гвинея существует свыше 1000 различных культурных групп.

Племя канингара из Папуа-Новой Гвинеи практикуют очень необычный ритуал, который направлен на укрепление духовной связи между членами племени и их окружением. Одна из ритуальных церемоний проводится в «Дом Духа». Подростки живут в уединении в Доме Духа в течение двух месяцев. После этого периода изоляции, они готовятся к церемонии посвящения, которая признает их переход к зрелости. В процессе ритуала, человеку делают надрезы кожи осколками бамбука. Полученные зазубрины напоминают кожу крокодила. Люди этого племени считают, что крокодилы являются создателями людей. Знаки на теле символизируют следы зубов крокодила, который съел мальчика и оставил взрослого мужчину.

Живущее в Папуа Новой Гвинее племя матауса считает женскую кровь нечистой. Матауса убеждены, что их мальчики, чтобы стать настоящими мужчинами, должны очиститься от скверны матерей.

Старейшина начинает ритуал очистки крови, вставляя в горло молодых посвящаемых тростниковые трубки — тогда их рвёт кровью. Затем старейшины вставляют трубки им в ноздри, чтобы выгнать из тела дурную кровь и слизь. Периодически трубки вынимают, чтобы почистить, а посвящаемые в это время успевают сделать глоток воздуха. И, наконец, старейшины делают на языках молодых людей несколько надрезов с помощью похожего на стрелу инструмента. После мучительной церемонии молодые люди в глазах общины становятся настоящими мужчинами.

Очистка крови у матауса — это настолько важный и секретный обряд посвящения, что не все члены через него проходят — надо ещё доказать, что ты достоин. Не прошедшие ритуал мужчины взрослыми не считаются и не могут пользоваться соответствующими привилегиями — например, они не имеют права жениться. Кроме того, они считаются слабыми членами племени, не способными выполнять свои мужские обязанности.

Среди них есть племя самбия, у которого, пожалуй, самый безумный в мире обряд посвящения в мужчины. Что отличает племя самбия от других групп, так это вторая часть их обряда посвящения в мужчины — выпивание спермы.

Самбия считают, что как мужчины, так и женщины рождаются с «тингу». Это часть тела, которая делает возможным продолжение рода. Тингу женщины готово к воспроизводству после первой менструации. Тингу мужчины рождается сморщенным и высушенным, и единственный способ привести его в норму — пить «мужское молоко», или сперму других половозрелых мужчин. Они считают, что выпивая «мужскую сущность» других мужчин, мальчики станут сильными и мужественными. Уединившись в лесу с молодым, не состоящим в браке парнем в возрасте от 13 до 21 года, мальчик делает ему фелляцию. Вообще мальчикам рекомендуют пить «мужскую сущность» как можно больше, чтобы стать сильнее.

Примерно в возрасте 13 лет молодой человек вступает в половую зрелость, и начинается следующий этап посвящения. Происходит еще один ритуал кровопускания из носа наряду с избиениями. Мальчик уже считается половозрелым холостяком, и теперь будет предоставлять «мужское молоко» мальчикам, которые только вступили на путь возмужания.

В возрасте около 20 лет мужчина племени самбия готов жениться, но до того как состоится свадьба, старейшины племени обучат молодого человека секретам, как защитить себя от «заражения» женщиной. Например, во время полового акта мужчина должен набить в ноздри листья мяты и жевать кору, чтобы перебить запах половых органов своей жены. Более того, когда мужчина занимается сексом со своей женой, проникновение не должно быть слишком глубоким, т. к. это только увеличит вероятность «заражения». Наконец, после полового акта мужчина племени самбия должен выкупаться в грязи, чтобы смыть все нечистоты после контакта с женой. Даже после вступления в брак молодой человек не проводит много времени со своей женой, и продолжает коротать его с другими мужчинами.

После того, как мужчина женится, дальше участвовать в церемонии ему запрещено. Самбия считают, что женские гениталии делают репродуктивные органы мужчин грязными, а их сперма становится «нечистой», так что для детей, которым только предстоит стать взрослыми, она больше не подходит.

Обряд посвящения в мужчины завершается для парня рождением его первенца, после чего он обретает полное право называться мужчиной.


Прыжки на эластичной лиане — традиционный ритуал южной части Тихого океана, который впервые появился на острове Пентекост, архипелага Вануату. Местные жители строят огромные деревянные башни и прыгают с дощатых платформ, обвязывая лодыжки естественным канатом. Цель прыжка — опуститься как можно ближе к земле, чтобы лишь голова или плечи едва коснулись ее. Ошибка в расчете длины лианы может привести к серьезной травме или гибели.

Примерно в апреле-мае жители деревень сооружают башни высотой от 30 метров из дерева. Затем находятся мужчины, которые изъявляют желание на собственном опыте измерить их высоту. Они привязывают две эластичные лианы сначала к платформе на вершине башни, а затем к своим лодыжкам. Собрав всю свою храбрость, мужчины ныряют с платформы вниз головой. Во время падения «ныряльщики» развивают скорость более 70 км в час.

Такие прыжки в землю имеют почти 15-вековую историю. Цель ритуала двоякая. Во-первых, он проводится как жертва богам, чтобы обеспечить обильный урожай батата. Во-вторых, он служит в качестве обряда посвящения мальчиков племени в мужчины. Мальчики могут присутствовать на церемонии, если им уже исполнилось 5 лет. Церемонии часто предшествует обрезание. Мальчики начинают прыгать с небольшой высоты, и по мере взросления увеличивают ее. Чем выше поднимается мужчина, тем более мужественным его считает племя.


Глубоко в сердце бразильской Амазонии живет племя Сатере-маве. Чтобы стать мужчиной в этом племени, мальчик должен сунуть руку в перчатку с муравьями Paraponera , которых еще называют «муравей-пуля», и вытерпеть их укусы в течение 10 минут, не издав ни звука.

Согласно шкале силы ужалений Шмидта, у муравьев Paraponera самый болезненный укус. Это «пульсирующая, всепоглощающая боль», которая продолжается в течение 24 часов. Местные жители называют муравья «hormiga veinticuatro» как раз из-за этой 24-часовой боли.

Если укус одного такого муравья настолько болезненный, то можно представить себе боль, которую человек испытывает, засунув руку в перчатку, наполненную обозленными муравьями.

Чтобы приготовить перчатку, соплеменники усыпляют муравьев с помощью какого-нибудь растительного успокаивающего средства. Пока муравьи спокойны, старейшины изготавливают устройство пыток, вплетая муравьев в перчатку, сделанную из листьев, чтобы жала муравьев были направлены внутрь.

Когда муравьи приходят в сознание, мальчик надевает перчатку и в течение 10 минут смело смотрит в лицо настоящему аду. Из-за большого количества яда, полученного во время испытания, рука мальчика будет какое-то время парализована, а самого его будет трясти в течение нескольких дней.

И этот ритуал проводится не за один подход. Мальчику придется сунуть руку в муравьиную перчатку еще несколько раз, прежде чем его признают мужчиной. Каждый раз во время испытания он должен вести себя как можно тише. Это испытание мужской выносливости и стоицизма, которое необходимо, чтобы быть полезным воином племени.

Обряд инициации в иудаизме, означающий, что еврейский мальчик, достигший 13 лет, становится совершеннолетним в религиозном отношении и возлагает на себя все религиозные обязанности. Обряд совершается в синагоге, обычно в субботу; дата рождения вычисляется по еврейскому календарю. Мальчика приглашают прочитать последний отрывок из чтения Торы на данный день, а также отрывок из пророческих книг. Он может выступить с подготовленной речью на заданную тему, чаще всего посвященной разъяснению прочитанной главы из Торы. В США бар-мицва и подобный ему обряд для девочек (в возрасте 12 лет), называемый бат-мицва, стали одними из самых веселых еврейских праздников, по их поводу устраиваются званые обеды, ребенку дарят подарки. В реформистских общинах вместо этого совершается торжественная церемония приобщения еврейского мальчика к вере отцов, хотя многие общины продолжают хранить обряд бар-мицвы. Происхождение обряда бар-мицвы неясно. Первым, кто употребил термин «бар-мицва», был Мордехай бен Гиллель, ученый из Германии (13 в.), автор комментариев к Талмуду.

У католиков и некоторых протестантов требуется, чтобы, достигнув определенного возраста, человек, крещенный в младенчестве, уже сознательно признал себя христианином. Обычно конфирмация проводится массово (например, для учеников католических лицеев), но возможны и вполне частные конфирмации. Хотя обряд все же чаще совершается с группами подростков: проводить его может только епископ, так что организационно это весьма сложное мероприятие. Возраст конфирмантов — 13–14 лет. Девочек традиционно наряжают в белые платья, мальчиков запихивают в новые костюмы, затем исповедуют, причащают, мажут миром, дарят им молитвенники.

Обряд надевания взрослой шапки на мальчика (гэмпуку) и взрослого пояса на девочку (моги) в древней Японии совершался с подростками 12–16 лет. Сегодня в этой стране оба обряда соединились в один официальный государственный праздник — День совершеннолетия. Во второй понедельник января вся молодежь, которой в прошлом году исполнилось 20 лет, одевается в национальные костюмы — кимоно, носки, сандалии-гэта (впрочем, для юношей допускается и европейский костюм), выходит на улицу, слушает речь мэра, совершает в храме молитвы, а вечером отрывается в ресторанах и караоке-барах, оплаченных частично родителями, частично городской казной.

Сохранившийся до сих пор в сельской Украине обряд инициации парубков 16–18 лет. Девушки села совместно выпекают особый каравай-калиту и высоко его подвешивают — к потолку или к шесту. К калите на кочерге подвозят инициирующегося со связанными сзади руками, парень должен допрыгнуть до калиты и откусить от нее кусок. Не получилось — позор на его голову. Получилось — теперь он уже взрослый и может тусоваться со взрослыми же парнями, а также ухаживать за девушками.

В очень протестантской сельской Америке распространены балы, на которых девочки и мальчики 13–16 лет дают публичный обет хранить девственность до брака и получают особое кольцо, которое и носят до помолвки. По понятным причинам родители на эти балы активнее тащат девочек, чем мальчиков. Так что кое-где балы трансформировались в традицию «обручения с папой»: девочка обещает, что ее единственным бойфрендом до брака будет ее папочка — именно ему она будет поверять все свои беды и обиды, а он будет ее верным рыцарем и другом. Разумеется, никакого инцеста, исключительно духовное единство.

По мере усложнения общества и человеческих представлений о природе вещей важность ритуалов сошла на нет. Тебе уже не надо собственноножно присутствовать в Вестминстерском соборе на коронации, чтобы убедиться в легитимности королевы, — достаточно прочитать газету. Ты уже точно знаешь, что выкрашенные в брачную ночь белой краской яички не помогут тебе не зачать демона-людоеда, пусть зачинается то, что зачинается, — это проб­лема того заведения общего обязательного образования, куда демон отправится. И новогоднюю елочку мы больше не украшаем кишками ритуальной жертвы, так как возвращение солнца из мира зимнего мрака непременно состоится и без этого (по крайней мере, так говорят по телевизору). Ритуалы остались важной частью религиозной жизни, но и там их значимость неуклонно ослабевает.

Тем не менее ритуальчики и обрядики наполняют нашу жизнь — уже в качестве легкого суеверия, игры, общепринятой формальности. Торжественно вручить парню в смешной шляпке свидетельство об окончании школы или отлупить его до потери сознания плетью из кожи гиппопотама — такой выбор перед обществом не стоит. Почти не стоит.

Есть, однако, уголки, где жестокие законы инициации по-прежнему функционируют. Прописка в тюрьмах, издевательства над новичками в школах, особенно закрытых, чморенье «духов» в армии — это не просто свинство от скуки и безмозглости, а прорастание архаичных норм в искусственно сформированных по архаичному принципу обществах, обитатели которых в массе своей не слишком далеко ушли от первобытных племен.

У солдат в армии — своя иерархия, свои негласные звания и продвижение по служебной лестнице. Дорасти до «деда» — не только отмотать положенные два года службы, но и пройти целый ряд обрядов и посвящений: ведь можно и перед увольнением так и остаться бесправным «духом», если не соблюдать неписаные законы.

Первые полгода в армии солдат — ровным счетом никто. «Дух» бесплотный, «Салага», «Шнурок»… Правда, успешно пройденное «первое крещение» может существенно облегчить жизнь новобранцу. В одних частях этот обряд называют «свечка», в других — «клизма». Суть же этого испытания одна и та же: присягнувшие днем на плацу на верность Родине бойцы ночью в казарме держат суровый экзамен. Со вставленным между ягодиц стручком красного перца они должны тихохонько пролежать всю ночь. Чтобы «дедушек», значит, не разбудить и не потревожить.

Если утром испытуемый продемонстрирует неизвлеченную перчину и сможет ходить, то ему присваивают звание «перца». Если не сможет или, не дай боже, попытается симулировать, то так и останется «духом», удел которого — стирать «дедам» носки и заправлять чужие койки.

Второй обряд посвящения ожидает молодого бойца через полгода службы: «деды» торжественно переводят его в разряд «черепа». Салагу ставят на табуретку посреди казармы или укладывают на кровать лицом вниз. Приспускают штанишки и… всего лишь бьют по мягкому месту солдатской бляхой. По окончании ритуала седалище превращается в сплошную гематому со следами двадцати четырех звезд: «деды» бьют во всю силу — год назад они сами прошли через это испытание. Теперь посвященный обретает новые права и возможности. Он уже сам может шугать «духов» и получает поблажки от старших.

Еще через полгода «череп» становится «черпаком» — таким же манером, но получает уже вполовину меньше ударов, да и не с такой силой. Бьют не бляхой, а половником, заблаговременно утащенным из столовой. Говорят, что эта традиция пришла с флота: у кока были помощники, которых он за различные провинности лупил черпаком чуть пониже спины.

Разменяв полтора года службы, ты становишься «дедушкой» — казарменным полубогом. Можешь сам с молодыми развлекаться от скуки: работой и службой ведь «дед» не обременен. Днем может отоспаться в каптерке, а ночью шутки шутить. Например, «велосипед» посмотреть: спящему солдату вставляют между пальцами ног спички или кусочки ваты и поджигают. Бедолага дергает от боли ногами, а «дедушка» смеется: похоже, будто крутит педали.

Еще «деды» любят «сушить крокодила». Это когда «дух», зацепившись руками и ногами за спинки кровати, зависает над лежащим внизу весельчаком. Тот может и пощекотать, и ногой попинать — «крокодил» должен удержаться во что бы то ни стало. В противном случае его ждет суровое наказание. Могут сделать «лося» (новобранец сводит ладони на лбу, а «дед» лупит его по «рогам»), могут «дрозда выпустить» (бьют в грудную клетку, иногда ногой). Некоторые «деды» заставляют «духов» «смотреть телевизор». Солдат стоит на полусогнутых ногах, в вытянутых руках держит табуретку, на которой стоит трехлитровая банка с водой. Это и есть «телевизор» (нужно еще пересказывать, что там показывают). «Телепередача» рассчитана на 5-10 минут, но как правило, больше трех никто не выдерживает. А это чревато «лосем» или «дроздом»…

Есть в армии и мирные развлечения. Чаще всего играют в «дембельский поезд». Всю ночь три молодых солдата обхаживают «дедушку», который якобы едет домой. Один покачивает койку, издавая при этом звуки перестука колес поезда. Второй бегает вокруг кровати с фонариком и веткой, имитируя мелькающий за окном пейзаж. Третий исполняет роль проводницы: поправляет одеяло, взбивает подушку, приносит чай и сигареты, поет колыбельные песни. Если «дедушке» жарко, то его обмахивают газетой, если холодно — укрывают одеялом. Утром пассажира «дембельского поезда» встречают с букетом полевых ромашек и с веселой песней.

Иногда разбуженный чьим-то храпом «дед» открывает «охотничий сезон». Один из молодых солдат получает приказ «убить тигра». Вооружившись подушкой, «охотник» со всеми предосторожностями подкрадывается к храпящему и с громким криком лупит своим «оружием» по голове, после чего прячется под кровать. Уже оттуда следует доклад: «Товарищ «дедушка», «тигр» убит. Разрешите идти спать. «

В танковых войсках «деды» учат молодых водить по ночам «танки». «Духи» ползают под кроватями с куском танковой гусеницы — траком — и забавно гудят и тарахтят, будто танковый дизелек. Иногда их заставляют устраивать «стрельбы» и «лобовые атаки»: со стороны это выглядит забавно.

В десантных войсках весьма популярна игра в «подбитый самолет». Лежащий на койке нижнего яруса «дед» наблюдает за полем «боя», на верхней устраивается сам «самолет». Еще один новобранец «стреляет» из табуретки по верхнему ярусу: «Та-та-та-та…». «Подбит!», — кричит «старик» и пинает ногами сетку с матрацем над головой. «Самолет» стремительно пикирует вниз и при ударе о пол громко кричит: «Бабах!» Стрелок-табуретчик докладывает: «Товарищ «дедушка»! Самолет противника по вашему приказанию сбит. Потерь среди личного состава нет…»

В некоторых частях «шнурков» заставляют по ночам работать «парикмахерами» — делать газонам модные прически. «Ежик» должен быть строго определенной высоты, скажем, 2,3 сантиметра. Солдаты вооружаются линейками, ножницами и расческами: если ошибешься, можно получить новую задачу — чистить плац зубными щетками…

Когда до дембельского приказа остается 100 дней, наступает заключительное посвящение: «деда» переводят в «дембеля». Его заботливо укладывают на кровать и бьют шесть раз по причинному месту… ниткой. Теперь каждый вечер после отбоя кто-то из молодых солдат будет забираться на тумбочку и кукарекать оттуда на всю казарму: «Дембель стал на день короче, всем «дедам» спокойной ночи!» Скоро «дедушкам» домой — в обычную жизнь без армейских чудачеств.

(Дмитрий Зленко, «Московский Комсомолец»)

Но есть группы, состоящие из людей взрослых и образованных, которые тоже требуют весьма жесткой инициации при вступлении. Отчасти к таким можно отнести некоторые монастыри и, скажем, сектантские общины, но наиболее полно мы видим вполне кровавые инициации в студенческих братствах и различных тайных и полутайных организациях, из которых самыми известными являются масонские. Вот там избиения, издевательства, голодовки, запугивание, беспрекословное подчинение старшим являются почти непременным испытанием для кандидатов.

О том, как работает этот механизм, когда-то рассказал Дэн Рапопорт, прошедший жесткий кандидатский отбор в элитном студенческом братстве «Сигма Альфа Эпсилон»: «Несмотря на кажущуюся абсурдность и жестокость всех этих законов, они имели глубокий смысл. Нам устраивали трудности, чтобы сплотить нас, чтобы попадание в братство воспринималось как добытое дорогой ценой. Чтобы пережившие вместе эти ужасы действительно стали друг для друга как братья, как однополчане. Для многих эти пять месяцев оказывались единственным серь­езным испытанием в их благополучной жизни. Нас было двенадцать человек, в итоге приняли четверых. И эти ребята остались моими лучшими друзьями на всю жизнь»

Обряды инициации всегда как нельзя лучше использовали принцип «дорогого доказательства лояльности». Подростки, прошедшие совместный ад испытаний, оказывались более сплоченной группой, высоко оценивали свой новый статус и, что самое главное, ревностно, неукоснительно исполняли все ритуалы, которые к этому статусу прилагались. И Великая Жаба была довольна, и на запад никто не мочился.

Источник статьи: http://scisne.net/a-2035

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *