Что значит языческие обряды у скифов



Традиции скифов – кровавые жертвы и прекрасное искусство

Огромные территории от Причерноморья до Алтая за восемь веков до нашей эры оказались под властью скифского народа. Традиции скифов могут показаться страшными и жестокими современному человеку, но в те времена законы жизни диктовались совсем иным мировоззрением.

На мой взгляд, наиболее полная картина о культуре скифов описана в работах Геродота. И всё-таки не стоит забывать, что древний историк был греком, а потому мог преувеличить злобу и воинственность кочевников. Что же представляли собой быт и верования племён, что некогда властвовали в бескрайних степях?

Воинские традиции скифов

Всего за одно столетие скифам удалось покорить обширные территория, захватив не только земли у Чёрного моря, но и значительную территорию Малой Азии. Эти кочевники рождались и умирали в пути, а неизменными в их жизни было две составляющих – кони и войны. Что касается последнего пункта, то воителями у скифов являлись не только мужчины.

Вполне вероятно, что легендарные амазонки на самом деле были скифскими женщинами-воинами, поскольку они наравне с мужчинами с детства осваивали верховую езду и искусство стрельбы из лука.

В скифском обществе во главе стоял царь. Именно ему отводилась роль военачальника и судьи, однако народ мог высказаться на «совете скифов». Что интересно, такая форма прогрессивной демократии появилась у скифов гораздо раньше, чем у многих соседних народов. Порой воины вершили и судьбу царя.

Например, известно, что Анархарсис был покаран смертью за пристрастие к греческой культуре, что скифами было воспринято как измена собственной культуре.

Большая часть традиций скифов принадлежит к воинским обычаям. Греки не раз описывали жестокость кочевников, их безжалостное отношение к врагам и пленникам.

Чтобы доказать свою силу, скиф должен был продемонстрировать царю головы поверженных им противников. Чем больше было голов – тем большая доля из захваченных трофеев принадлежала воину. Если же скиф впервые участвовал в сражении, убив первого врага, он должен был выпить из кубка кровь поверженного.

Если враг был отважен в бою, скиф-победитель оказывал ему особую «милость». Из черепа убитого делалась чаша, которую украшали драгоценными камнями и золотом. А теперь представьте, в какой ужас приходили другие народы, едва увидев скифское пиршество с такими кубками.

Кроме этого, в качестве украшения на своей лошади кочевники возили скальпы убитых ими врагов. На мой взгляд, это была также психологическая атака, заставляющая противника растеряться и потерять бдительность.

О дружбе и помощи

Но давайте вспомним и о менее жестоких традициях скифов. Я хочу обратить внимание на обряды, связывавшие двух друзей. Вероятно, дружбу скифы как воины ценили превыше всего. Ради своего товарища скиф, не раздумывая, мог пожертвовать собой.

Для того, чтобы закрепить это чувство, проводился особый ритуал братания. Сначала два друга клялись быть рядом в битвах и мирной жизни, после чего каждый из них надрезал свою руку. Вытекающую кровь собирали в золотую чашу, после чего каждый из участников ритуала выпивал свою половину. Также ритуал мог дополняться обменом оружия, что для скифов было главной ценностью.

Не менее трепетно скифы относились и к взаимопомощи. Чтобы попросить о помощи других людей скиф закалывал быка. Мясо животного отправлялось в котёл над огнём, а шкуру расстилали на земле. Проситель садился на неё, ожидая прихода «гостей».

Те, что считали своим долгом помочь соплеменнику, подходили к костру, брали в качестве угощения мясо и выслушивали просьбу скифа. Интересно, что и в наше время некоторые ираноязычные народы используют поговорку «сидеть на шкуре, что значит «нуждаться в помощи».

Магия и верования в традициях скифов

Не менее интересны традиции скифов, связанные с религией. У этого древнего народа был обширный пантеон разных богов.

Одной из наиболее почитаемых считалась богиня Табити. Она являлась воплощением очага, огня. Пламя и солнце для скифов были священными, а потому и все бог, связанные с ними, представлялись как покровители и защитники народа. В священных местах скифы совершали жертвоприношения, проливая на алтари кровь быков, лошадей, коз.

У скифов существовало и некое понятие магии. Согласно их верованиям и мифам, при болезни царя или простого скифа был виновен тот, кто наслал недуг. Сама по себе хворь явиться не могла, а значит, необходимо было найти недругов и уничтожить их. После смерти врагов самочувствие правителя должно было улучшиться.

Как бы ни были жестоки скифы, нельзя не восхититься их искусством. Вершины мастерства кочевой народ достиг в изготовлении ювелирных изделий и кузнечном деле. Самые популярные орнаменты демонстрируют нам мифических и реальных животных.

Интересно, что чаще всего звери находятся в движении, однако их головы повёрнуты к нам. В понимании скифов это были не просто украшения, а изображения тотемов предков, которым народ поклонялся не меньше, чем богам. Ожерелья или рукояти кинжалов, украшенные такими животными, должны были оградить своего владельца от зла и тёмных сил.

Скифские украшения поражают своей красотой

Помните слова А.Блока? «Да скифы мы! Да азиаты мы!». Мне кажется, эта фраза очень точно характеризует нас. Не секрет, что в своё время скифы занимали не только Малую Азию, но и значительную часть современной России. Неудивительно, если в числе наших предков окажутся и эти кочевники. Традиции скифов называть жестокими и кровожадными, но именно эти племена стали одним из самых могущественных народов древнего мира.

Источник статьи: http://musaget.ru/traditsii-skifov-krovavye-zhertvy-i-prekrasnoe-iskusstvo/

Самые необычные обряды скифов

Воинственные ираноязычные племена, поселившиеся в VII столетии в степях между Дунаем и Доном, сами себя называли сколоты. В мировую историю они вошли как скифы, и большинство сведений о них мы узнаём из записей первого историка Геродота. Богатый материал по истории, о культуре, быте и традициях скифов предоставляет археологическая наука. Обратимся к письменным и материальным источникам, и расскажем про самые необычные обряды скифов.

Дружеская клятва на крови

Скифы высоко ценили дружбу, и ради друга были готовы пожертвовать своей жизнью. В побратимы выбирались наиболее мужественные и смелые воины.

Обряд братания представлял собой особый ритуал. Скифы, решившие стать братьями, словесно клялись друг другу в верности. Затем надрезали руку мечом, а кровь сливали в чашу с вином. Выпивая этот напиток, скифы на всю жизнь становились побратимами.

В ритуал клятвы входил также обмен оружием. К более древнему обычаю относится клятва над огнём. В осетинском языке сохранились отголоски древнего ритуала, ведь по-осетински побратим — это «æрдхорд», что буквально переводится как «съевший огонь».

Воинские обычаи

В бою скифы были безжалостны к своим врагам. Скиф, первый раз убивший врага, должен был выпить его кровь.

После боя, воины предоставляли царю головы убитых ими врагов, тем самым доказывая свою доблесть. По количеству убитых врагов делилась и добыча. Те воины, которые не смогли убить неприятеля — не принимали участие в дележе добычи и не участвовали в победном пиршестве.

С убитых снимали скальпы, и вешали на конскую уздечку. Из кожи убитых врагов изготавливали плащи. Колчаны обтягивали кожей правой руки неприятеля, а из черепа самого ненавистного врага делали чаши.

Скифские святилища

Был у скифов свой пантеон богов. Но степной народ не возводил городов и храмов.
Высшим божеством считалась Табити, хранительница очага, потому огню поклонялись словно божеству. Имя её скифы толковали «Пламенная». Арей был богом войны, и в честь него в любой округе возводились алтари.

На ровной площадке насыпалась высокая гора хвороста, наверху устраивали ровную площадку, на которую помещали древний меч. Акинак, так назывался короткий скифский меч, и был воплощением Арея, которому поклонялись и приносили жертвы.

Жертвоприношение

Высшим почитанием божества считалось жертвоприношение. В качестве жертвы богам приносились лошади и быки.

Быку или лошади связывали передние ноги, а стоящий сзади человек дёргал за верёвку, чтобы животное упало и склонило голову. Жрец при этом возносил хвалу божеству, и удушал жертву. Для этого у него была специальная верёвочная петля на конце палки.

С животного снимали шкуру, а мясо варили в котле. После этого всё приступали к трапезе, а первые куски мяса и внутренности разбрасывали по земле в честь богов.

Поклонение Арею

Отдельно приносили жертвоприношения богу войны Арею. Ежегодно у святилища из насыпи хвороста с мечом скифы приносили в жертву божеству лошадей, коз, овец. В качестве жертвы Арею никогда не брали быков.

Только этому божеству приносились и человеческие жертвы. Из сотни пленников выбирали одного, и подводили его к алтарю. Пленника закалывали, а кровь спускали в специальный сосуд. Кровью пленённого врага поливали место перед мечом.

Затем у жертвы отрубали правую руку, подбрасывая её вверх. Она оставалась лежать там же, где упала. А также и тело, оставалось в том положении, когда его закололи.

Призыв о помощи

У скифов была своеобразная традиция просить о помощи. Когда скифу нужны были помощники в каком-нибудь деле, он закалывал быка.

Он снимал с убитого животного шкуру, а мясо варил большом котле. После этого расстилал шкуру и садился на неё, а перед собой ставил котёл с мясом. Всё, кто соглашался помощь, становились на шкуру и ели приготовленное угощение.

После употребления мяса всё кто участвовал в ритуале, отправлялись выполнять сложное дело под предводительством скифа, зарезавшего быка. У некоторых ираноязычных народов даже сохранилась поговорка «сидеть на шкуре», что означает «искать помощников».

Болезнь царя

Когда заболевает скифский царь, он приглашает в свой шатёр гадателей. Они начинают колдовать у очага, чтобы узнать, кто стал причиной болезни правителя.
Гадание производилось с помощью перекладывания прутьев перед горящим очагом. После ритуала гадатели называют имя человека, который поклялся здоровьем царя, а клятву не сдержал.

Виноватого человека приводят к царю, и приглашают ещё группу гадателей. Те повторно проводят обряд, и если вина подтверждается, его казнят. Если вина не подтверждается, то убивают первую группу гадателей.

Обязательно посмотрите также на most-beauty.ru увлекательный материал о пяти необычных языческих обрядах славян.

Похороны царя

Похороны правителя были обставлены особым ритуалом. Тело умершего царя покрывали воском, а внутренности наполняли шафраном и другими душистыми травами.

Затем его клали на телегу и возили по всем селениям, которые подчинялись умершему правителю. Родственники, а также близкие царя в знак скорби обрезали волосы, наносили на лице раны, а воины протыкали ладонь левой руки стрелой. При встрече похоронной процессии жители поселений устраивали плач, угощали яствами родственников и близких царя.

На сороковой день царя хоронили в прямоугольной могиле. Убивали жену, виночерпия, слуг, чтобы они служили правителю на том свете. В могилу клались оружие, украшения, драгоценная посуда. Над могилой насыпали большой курган.

О самых необычных древних погребениях в мире читайте на most-beauty.ru интересную статью.

Обряд инициации

Уже с рождения из мальчиков готовили будущих воинов, для чего в колыбель клали стрелу. Повзрослев, юноша должен был сам натянуть тетиву на лук, а в первом бою выпить кровь убитого врага.

Но был и особый обряд инициации, при котором юноши становились мужчинами. Для ритуала делалось особое сооружение из деревянных кольев, которые накрывали бычьими шкурами. В середину такого шатра ставился нагретый камень.

Посвящающиеся заходили внутрь, а жрец бросал на раскалённые камни семена конопли. Юноши под воздействием паров входили в транс и, таким образом, происходило превращение скифского юноши в хищного, беспощадного зверя.

Заключение мира

Интересен у скифских племён и ритуал заключения мирного договора. Письменности у скифов не было, потому мир, как и дружбу, скрепляли кровью.

В чашу с вином сцеживают кровь, и окунают в эту жидкость меч, копьё, стрелы и секиру. После этого чаша с вином и кровью выпивается. При этом возносится хвала главному божеству Папаю и женской богине по имени Табити.

Папаю возносят молитву, что даровал победу. Табити богиня женского очага, а домашний очаг символизирует собой переход к мирной жизни. Арабы тоже использовали кровь для заключения мира, поливая ей семь камней.

Пиктографическое письмо

У скифов не было письменности, а потому с народами, а особенно врагами, они общались с помощью образов.

Геродот сообщает, как скифы ответили на призыв персидского царя Дария выйти с ним на битву. Скифский царь Иданфирс отослал Дарию необычные дары, предложив завоевателю самому разгадать смысл послания. Дарий ошибся, и практически все его воины погибли, а сам персидский царь позорно бежал из Скифии.

Скифы прислали лягушку, птицу, мышь и острые стрелы. Это означало, что если вы, персы, не скроетесь в небе как птицы, не спрячетесь в болотах как лягушки и не убежите словно мыши, то погибнете от наших стрел.

Обед на привале

На привале необходимо было обогреться и приготовить пищу. В степи дров нет, и потому, чтобы развести костёр скифы убивали быка.

Отделяли мясо животного от костей, и вынимали желудок. Кости использовали как дрова, предварительно облив их жиром. Бычий желудок наполняли водой, а в воду клали мясо.

Таким способом варили пищу, и согревались в ночной степи у костра, выложенного из костей убиенного животного. Кровь животного разливали вокруг кострища, воздавая хвалу Табити за дарованную пищу. Оставшуюся после трапезы пищу брали с собой, укладывая куски мяса под седло.

Заключение

Конечно, многие обычаи и ритуалы скифских племён поражают жителя современности своей необычностью, а порой жестокостью. Подводя итог, отметим, что скифы оставили после себя богатейшую культуру. В Средние века скифами в ряду других восточноевропейских народов называли и восточных славян, что дало почву выдвинуть гипотезу — часть скифских племён является прямыми предками славян. Ведь у славянских племён также существовал культ Бога войны, а в русском языке множество заимствований из иранских языков.

Источник статьи: http://most-beauty.ru/drugoe/samye-neobychnye-obryady-skifov.html

Что значит языческие обряды у скифов

Религия скифов была тесно связана с индоиранскими религиозными воззрениями. Скифская мифология, насколько можно судить по имеющимся сведениям античных авторов, археологическим данным и этнографическим параллелям, близка к мифологии ираноязычных народов, в первую очередь осетин. Этим вопросам посвящены крупные исследования В. И. Абаева, Ш. Дюмезиля, Д. С. Раевского и других ученых.

Одним из основных и наиболее ценных источников для изучения скифской религии является опять-таки Ге

родот, его незаменимая «История». В ней после описания наиболее значительных рек этой страны идет довольно подробный рассказ о пантеоне скифских богов, жертвенных обрядах и различных верованиях.

Каких же богов почитали скифы? Вот что пишет об этом Геродот: «Богов они умилостивляют только таких: больше всего Гестию, кроме того, Зевса и Гею, полагая, что Гея — жена Зевса, после них Аполлона и Афродиту Уранию и еще Геракла и Ареса. Этих богов почитают все скифы. Скифы же, которых называют царскими, приносят жертвы также Посейдону. Гестия у скифов называется Табити, Зевс вполне правильно, по моему мнению, зовется Папай, Гея — Ани, Аполлон — Гойтосир, Афродита Урания — Аргймпаса, Посейдон — Тагимасад. У них не принято воздвигать ни изображений, ни алтарей, пи храмов никому из богов, кроме Ареса. Ему же они воздвигают» (IV, 59).

Как мы видим, скифы больше всего почитали Гестию — Табити. Почитание многих божеств, из которых одно было главным, т. е. политеистическая религия, характерно для доклассовых и раннеклассовых обществ. Главенствующее положение Гестии —это почитание огня как священной стихии, которое свойственно всем индоевропейским народам, в первую очередь индоиранским. Отголоски такого отношения к огню сохранились и доныне.

А тот факт, что огонь олицетворялся в женском образе, говорит о связи с архаическими представлениями о богине очага как подательнице плодородия.

Зевс—Папай считался прародителем скифов. Согласно легенде о происхождении скифов, Зевс и дочь реки Борисфена были родителями первого скифа — Таргитая. Важно отметить, что царь Идантирс в ответе Дарию во время скифо-персидской войны подчеркнул: «Владыками же своими я считаю только Зевса, моего предка, и Гестию, царицу скифов» (IV, 127).

Гея—Апи, т. е. Земля, олицетворяет землю и воду как одно из основных порождающих начал. А брачные узы Зевса и Геи — это союз неба и земли.

Эта триада — Табити, Папай, Апи — возглавляла пантеон высших скифских божеств.

В Аполлоне—Гойтосире исследователи видят охранителя скота, победителя чудовищ, лучника, волшебника.

Афродиту Уранию, т. е. Небесную — Аргимпасу, считают владычицей умерших, великим божеством жизни п смерти.

Скифский Геракл — это победитель мифических чудовищ, прославленный герой, аналогичный греческому Гераклу. Его образ был особенно популярен в изобразительном искусстве. Во время археологических раскопок часто встречаются различные ювелирные изделия, украшения, скульптуры с изображением этого божества.

Арес — как известно, бог войны. Кровавый культ этого божества играл особенно важную роль в жизни скифов, соответственно тому, как велика была роль войны и военного сословия в скифском обществе. Об этом наглядно свидетельствует хотя бы тот факт, что скифы воздвигали святилища из всех божеств только одному — именно Аресу.

Как же выглядели эти святилища? И как происходили там кровавые жертвоприношения? Об этом нам довольно подробно и красочно рассказывает Геродот: «У всех у них по округам их областей устраиваются святилища Ареса вот таким способом: нагромождают связки хвороста, приблизительно три стадия в длину и в ширину, в высоту же меньше. Наверху сделана ровная четырехугольная площадка, три ее стороны обрывистые, с одной же стороны она имеет доступ. Каждый год они наваливают сто пятьдесят повозок хвороста: ведь кучи хвороста всегда оседают от непогоды. Поверх этой кучи во всех округах водружен древний железный акинак; он и является изображением Ареса. Этому акинаку ежегодно приносят в жертву мелкий скот и лошадей; и вообще ему в отличие от других богов приносят сверх того еще и такие жертвы.

Сколько бы они ни захватили в плен врагов, одного мужа из каждой сотни они приносят в жертву, но не как скот, а иначе. Полив головы пленных вином, они закалывают людей над сосудом и затем, подняв его вверх на кучу хвороста, выливают кровь на акинак.

Кровь они несут наверх, а внизу у святилища делают следующее. Отрубая у всех убитых людей правое плечо вместе с рукой, бросают их в воздух, и затем, совершив остальные жертвоприношения, они удаляются. Рука лежит в том месте, куда упадет, а труп отдельно» (IV, 62).

Как мы видим, святилища Ареса были весьма внушительных размеров. Но обнаружить эти святилища сейчас практически невозможно, так как они почти не оставили следов. Их возводили в каждом округе, который, как сообщают античные авторы, назывался номом (в переводе

с древнегреческого пом — пастбище, выгон), а начальник округа — номархом.

Изображением бога войны считался акинак — короткий скифский меч. Таким же образом и древние греки почитали эллинского Ареса еще в гомеровскую эпоху. Если же проводить сопоставление с другими народами, то можно вспомнить, что в древности монголы совершали жертвоприношения своему богу войны на вершине холма: труп убитого врага натыкали на копье, которое, подобно скифскому акинаку, представляло собой божество.

Человеческие жертвоприношения скифы совершали только Аресу. Другим богам жертвовали различных животных. Этим и ограничивались. Крови людей требовало лишь кровожадное божество войны.

Как же проходили другие жертвоприношения? Геродот собрал об этом такие сведения: «Жертвенный обряд для всех богов установлен у них один и тот же при всех жертвоприношениях, и совершается он следующим образом: само жертвенное животное ставят со связанными передними ногами. Тот, кто совершает жертвоприношение, став позади животного и дернув за конец веревки, валит его наземь. Когда же жертвенное животное падает, он взывает к богу, которому приносит жертву, и затем набрасывает на шею петлю и, вставив в нее палку, закручивает ее и душит животное. Огня он не возжигает и не совершает ни предварительных обрядов, пи возлияний, а задушив жертву и содрав с нее шкуру, он приступает к варке мяса» (IV, 60).

И далее «отец истории» приводит интересные данные о том, как именно варят мясо жертвенного животного: «Так как скифская земля совершенно безлесна, то для варки мяса придумано у них следующее: как только они сдерут шкуру с жертвенного животного, они очищают кости от мяса и затем кладут мясо в котлы (если они у них окажутся) местной выделки, похожие более всего на лесбосские кратеры, разве только много больших размеров. Бросая в них мясо, варят его, поджигая снизу кости жертвенных животных. Если же у них под рукой нет котла, они кладут все мясо в желудки жертвенных животных и, подлив воды, поджигают кости. Кости горят прекрасно, а желудки легко вмещают мясо, очищенное от костей. И таким образом бык варит сам себя, и остальные жертвенные животные — каждое варит само себя. Как только мясо сварилось, совершивший жертво

приношение, отрезав начатки мяса п внутренностей, бросает их на землю перед собой. В жертву они приносят всяких домашних животных и особенно лошадей» (IV, 61).

Интересен сам способ жертвоприношения. Жертвенное животное не резали, а душили. Почему?

К. Нойман считал, что это делалось, для того чтобы не пролить ни одной капли крови: ее полностью собирали в сосуд и зарывали в землю, посвящая божеству. В доказательство ученый привел примеры таких бескровных жертвоприношений у бурятов и калмыков. Кроме того, можно привести другие аналогичные данные.

Такое объяснение представляется вполне убедптельпым. Но вместе с тем не надо забывать, что таких крупных животных, как, например, лошадь, гораздо легче задушить, а не зарезать. Поэтому не совсем понятно, что здесь первопричина. Желание посвятить божеству всю кровь жертвенного животного или стремление быстрее и проще справиться с жертвой?

Теперь о костре. По Геродоту получается, что из-за нехватки дров скифы варили мясо жертвенного животного с помощью его же костей. Эти сведения требуют некоторых пояснений.

Во-первых, слова о том, что «скифская земля совершенно безлесна», не следует понимать в самом буквальном смысле. Сплошных лесных массивов в Скифии, конечно, не было. Но в долинах больших и малых рек вплоть до моря росли пойменные леса и перелески. В низовьях Борисфена простиралась, как уже говорилось выше, обширная лесная область Гилея, которую неоднократно упоминает сам Геродот. И дров вполне хватало для самых различных нужд. Кстати, тот же Геродот буквально через несколько строк сообщает, как мы уже ознакомились, что для святилища Ареса в каждом номе «нагромождают связки хвороста, приблизительно три стадия в длину и ширину, а в высоту же меньше», т. е. приблизительно 500×500 м, и «каждый год они наваливают сто пятьдесят повозок хвороста: ведь кучи хвороста всегда оседают от непогоды» (IV, 62). Можно ли после этого говорить о какой-либо нехватке дров, тем более для жертвоприношения?

Во-вторых, свежие кости совсем сырые и горят очень плохо, тем более без дров.

В-третьих, костей жертвенного животного совершенно недостаточно, для того чтобы сварнть его мясо.

В чем же тогда дело? Я думаю, что мясо это варили, конечно же, с помощью дров, но при этом в костер бросали и кости жертвенного животного. Для чего? Чтобы полностью посвятить божеству принесенную жертву: и мясо, и кровь, и кости. Такую же мысль высказал в свое время К. Нойман, который отмечал, что обычай сжигать кости жертвенного животного был распространен у древних монголов, а в новое время — у бурят и калмыков. Он же приводит и другие крайне интересные этнографические параллели: зафиксированный у бурят способ варить мясо в желудках животных.

Как мы видим, сведения Геродота о жертвоприношениях подтверждаются. Но эти и другие данные «отца истории» требуют трезвого, критического подхода.

Вернемся, однако, к скифским божествам. Мы вкратце узнали о семи верховных божествах, которых почитали все скифы. Кроме того, царские скифы поклонялись Посейдону—Тагимасаду. Важно отметить, что эти скифы жили вблизи Меотиды и Понта Эвксинского и больше других племен были связаны с морем. Поэтому многие исследователи вполне обоснованно считают это божество морским. Некоторые же полагают, что море не играло большой роли в жизни скифов и связывают этот культ со скифскими реками. Но реки были у всех скифских племен, а Посейдону—Тагимасаду поклонялись только царские скифы, которые жили, подчеркиваю, рядом с морем. Поэтому, мне кажется, это божество следует считать именно морским. Его сопоставляют также с Посейдоном Гиппием и видят в этом культе почитание коня.

Таковы основные божества, которым поклонялись скифы. Читателю, конечно, интересно узнать, известны ли изображения этих божеств. В целом на этот вопрос можно ответить утвердительно. Но здесь столько различных, взаимоисключающих точек зрения, которые до сих пор остаются спорными, что нельзя с полной уверенностью считать то или иное мнение абсолютной истиной.

Перейдем теперь к знакомству со скифскими жрецами. У скифов, как и у других индоиранских народов, существовало много жрецов. Это была обособленная социальная группа, отдельные категории которой занимали довольно высокое положение. Вот что пишет о них Геродот:

«Прорицателей у скифов много. Они прорицают с помощью большого числа ивовых прутиков следующим

образом: принеся большие пучки прутиков, они, положив их на землю, разъединяют и, раскладывая прутья по одному, вещают и, произнося прорицания, одновременно снова собирают прутья и опять по одному складывают их. У них это искусство прорицания, идущее от отцов, а энареи — женоподобные мужчины, говорят, что им искусство прорицания дала Афродита. Так вот они прорицают по коре липы. Прорицатель, разрезав кусок коры на три части, переплетая и расплетая их вокруг своих пальцев, пророчествует» (IV, 67).

Этот способ гадания подтверждается данными археологии. В одном из погребений курганного могильника на р. Илек были найдены палочки для гадания — пучок тополевых или ивовых прутьев равной длины в 60 см. Здесь был совершен обряд частичного трупосожжения, благодаря чему гадательные палочки обуглились и сохранились. Хорошо сохранился и стоявший на них деревянный жертвенный сосуд. Палочки лежали вдоль левой руки погребенного, который был, надо полагать, жрецом, гадателем на палочках.

Такие находки, по всей видимости, нередко встречаются в скифских погребениях, но из-за плохой сохранности остаются незафиксированными. Поэтому хочется обратить внимание исследователей на необходимость более тщательной фиксации остатков дерева и других материалов, пусть даже совсем незначительных следов.

Надо упомянуть также о золотой пластинке из известного Амударьинского клада. На ней изображен мужчина с пучком прутьев в руках. Можно предполагать, что древний художник запечатлел здесь скифского жреца с палочками для гадания.

Интересно отметить, что скифский способ гадания на палочках подтверждается и этпографическими материалами. Близкий способ гадания описан исследователями у осетин.

Теперь об энареях — женоподобных мужчинах. Этот термин специалисты выводят от иранского слова нара — мужчина, которое с приставкой э(а) означает не мужчина.

Как передает Геродот, энареи «говорят, что им искусство прорицания дала Афродита» (IV, 67). Как понимать их слова?

В начале своего труда «отец истории» рассказывает о том, как скифы во время господства в Азии двинулись на Египет. В Сирийской Палестине их с богатыми дара

ми встретил царь Египта Псамметих и мольбами упросил не идти дальше. Скифы вняли его просьбе и повернули обратно. Проходя мимо сирийского города Аскалона, небольшая часть скифов отстала от своего войска и разграбила расположенный там храм Афродиты Урании, т. е. Небесной,— древнейшее святилище этой богини. И за это грабители были наказаны, как пишет Геродот, весьма оригинальным способом: «А тех скифов, которые разграбили храм в Аскалоне, и все их потомство богиня поразила женской болезнью; поэтому и скифы соглашаются, что эти люди болеют по такой причине, и те, кто прибывают в скифскую землю, сами могут увидеть, в каком состоянии находятся люди, которых скифы зовут энареями» (I, 105).

Как мы видим, болезнь энареев объясняется здесь божественным происхождением. Сами же энареи не считали себя наказанными, а говорили, что Афродита дала им искусство прорицания.

А Псевдо-Гиппократ в своем трактате «О воздухе, водах и местностях» отрицает божественное происхождение болезни энареев и выдвигает простую естественную причину: «Сверх того между скифами встречается множество евнухов; они занимаются женскими работами и говорят по-женски; называются такие мужчины „энарея-ми“. Причину такого явления туземцы приписывают божеству и поэтому чтут таких людей и поклоняются им, каждый боясь за себя.

Мне кажется, что эта болезнь настолько же божественна, как и все остальные, что пи одна из них нисколько не божественнее и не человечнее другой, но все одинаковы и все божественны; каждое из таких явлений имеет свою естественную причину, и пи одно не происходит без таковых причин. Какими причинами, по моему мнению, обусловливается названная болезнь скифов, я сейчас изложу.

Верховая езда, при которой ноги постоянно висят по бокам лошади, производит у них опухоли; затем при сильном развитии этой болезни является растяжение бедер и хромота. Лечатся они от этого следующим образом: при первых признаках болезни разрезают с обеих сторон жилы позади ушей; когда прекратится кровотечение, больные от слабости впадают в дремоту и засыпают; затем пробуждаются одни здоровыми, другие — нет.

Итак, мне кажется, что именно этот способ лечения вредно влияет на семенную жидкость: около ущей есть

жилы, вследствие разрезания которых лица, испытавшие эту операцию, делаются неспособными к оплодотворению; я думаю, что именно эти жилы они и разрезают. Если после этой операции, приходя к женщинам, они оказываются бессильными, то в первый раз не обращают на это внимания и не беспокоятся; но если при повторении попытки два, три и более раз она оказывается не более успешною, то они решают, что в чем-нибудь провинились перед божеством, которому приписывают причину болезни, затем надевают женское платье, открыто признавая этим свое бессилие, усваивают женские привычки и вместе с женщинами занимаются их работами.

Этой болезни подвержены скифские богачи, не люди самого низкого происхождения, а, напротив, самые благородные и пользующиеся наибольшим могуществом; причина ее заключается в верховой езде; бедные люди менее страдают ею, так как не ездят верхом. Между тем так как (по мнению скифов) эта болезнь более происходит от божества, чем другие, то следовало бы ожидать, чтобы она поражала не только самых благородных и богатых скифов, а всех одинаково или даже преимущественно бедняков, если правда то, что богам приятно чествование и благоговение людей и они вознаграждают их за это.

Но, как я уже сказал и раньше, эта болезнь столько же происходит от божества, сколько и другие: каждая имеет свою естественную причину. И эта болезнь происходит у скифов от той причины, которую я объяснил.

То же самое бывает и у остальных людей: где очень много и часто ездят верхом, там очень многие страдают опухолями, ломотою в бедрах и подагрою и очень равнодушны к половым удовольствиям. Эти болезни есть и у скифов, и они более всех страдают половым бессилием (дословно — похожи на евнухов) по вышеуказанным причинам. Таково положение скифского племени» (§ 29-30).

Эти интересные и ценные сведения не только позволяют полнее понять процесс появления энареев как обособленной социальной группы, их имущественное и социальное положение, но и раскрывают в определенной степени картину глубокого неравенства богатых и неимущих слоев скифского общества.

Несмотря на богатство и особое положение, жрецы, если их предсказание не сбывалось, рисковали многим, иногда — даже жизнью. Геродот весьма красочно рас-

сказывает о прорицании в случае болезни царя: «Когда царь скифов заболевает, он посылает за тремя наиболее знаменитыми прорицателями. Они прорицают указанным способом; и говорят они чаще всего следующее — будто бы тот или этот человек ложно поклялся царскими очагами, называя при этом по имени того из жителей, о котором они говорят.

У скифов принято чаще всего клясться царскими очагами, каждый раз, когда хотят принести величайшую клятву. Того человека, о котором говорят, что он ложно поклялся, сразу же схватывают и приводят. Прибывшего прорицатели изобличают в том, что он, как стало ясно посредством гадания, ложно поклялся царскими очагами и что из-за этого царь хворает. Тот отказывается, утверждая, что он не клялся ложной клятвой, и негодует.

Поскольку он отказывается, царь призывает других прорицателей вдвое больше против прежнего. И если и они, рассматривая то, что дает гадание, признают, что он принес ложную клятву, ему сразу же отрубают голову, и имущество его делят по жребию между собой первые прорицатели.

Если же пришедшие прорицатели оправдывают этого человека, то выносится постановление казнить самих прорицателей, которых призвали первыми» (IV, 68).

Как же казнили прорицателей? Они умирали страшной смертью. Вот как описывает это Геродот: «Казнят их таким способом: нагрузив повозку хворостом, запрягают в нее быков. Сковав прорицателей по ногам и связав им руки за спиной и заткнув им рот, их бросают в середину хвороста и, поджигая его, гонят быков, испугав их. Многие быки сгорают вместе с прорицателями, по многие убегают, обожженные, как только у них сгорит дышло. Указанным способом они сжигают прорицателей и по другим поводам, называя их лжепрорицателями. Когда царь их убивает, он не оставляет в живых даже сыновей, но умерщвляет всех детей мужского пола, а детям женского пола не причиняет вреда» (IV, 69).

Все эти сведения очень наглядно и убедительно свидетельствуют о том, какое огромное значение имела в жизни скифов клятва «царскими Гестиями», как жестоко карали за ложную клятву или обвинение в ложной клятве.

Каково же происхождение этой клятвы? И почему ей придавали столь исключительное значение? Интерес

ное объяснение на этот счет дает Д. С. Раевский, который видит здесь связь с упавшими с неба золотыми предметами: плугом с ярмом, секирой и чашей: «Огненная природа этих предметов проявляется в их воспламенении при приближении старших сыновей Таргнтая, а связь с тремя уровнями вселенной находит отражение в соотнесенности этих предметов с тремя сословно-кастовыми группами, которые ведут свое происхождение от трех братьев, являющихся персонификациями этих уровней. Хранителем и служителем культа этих святынь с мифических времен Колаксая выступает скифский царь. Поэтому именование их „царскими Гестиями“ или, точнее, „царскими Табити“, царскими священными огнями, вполне соответствует их сакральной сущности, а клятва ими как высшей святыней скифов, олицетворяющей социальный и космический порядок, действительно должна быть в Скифии высшей клятвой» [86, С. 107].

Нельзя не сказать несколько слов о самок суде. Разумеется, о какой-либо объективности и справедливости такого царского суда говорить не приходится. При сложившемся положении дел легко было расправиться практически с любым человеком, будь то простой воин, богатый номарх или известный жрец. К этому способу, надо полагать, нередко прибегали, когда нужно было убрать с дороги своего противника, отомстить врагу, завладеть чьим-то богатством или просто избежать царского гнева.

После описания способа, которым скифы казнили прорицателей, Геродот переходит к обряду знаменитого скифского побратимства. Как же проходил этот обряд? «Отец истории» пишет об этом довольно кратко и лаконично: «Клятвенный договор с тем, с кем они его заключают, скифы совершают следующим образом: они наливают в большой глиняный килик вино, смешивают его с кровью тех, кто произносит взаимные клятвы, и, уколов шилом или сделав небольшой надрез на теле ножом, затем погружают в килик акинак, стрелы, двойную секиру и дротик. Сделав это, они долго молятся и затем выпивают вино и сами, те, кто приносят клятвы, и самые достойные из сопровождающих» (IV, 70).

Существование побратимства у скифов подтверждают данные археологии. В знаменитом царском кургане Куль-Оба найдены золотая рельефная пластинка, на которой изображены два скифа, пьющие из одного ритона, а также золотые нашивные бляшки с этой же сценой. Ана’

логичные бляшки были найдены в другом царском кургане — Солоха.

Таковы вкратце сведения о скифском побратимстве. Скифы очень дорожили этим обычаем и свято следовали его законам.

Рассмотрим теперь интереснейшие сведения о своеобразной скифской бане и одном из секретов древней парфюмерии.

Рассказав о погребальных обрядах скифов, Геродот знакомит нас со скифской баней: «Растет у них в стране конопля, более всего напоминающая лен, от которого отличается толщиной и высотой. Этими качествами конопля намного превосходит лен. Она растет и сама по себе, и посеянная. Из нее фракийцы делают себе одежду, чрезвычайно похожую на льняную. Тот, кто не очень хорошо ее знает, не различит — из льна эта одежда или из конопли; тот, кто вовсе не видел конопли, считает, что одежда льняная.

Так вот, скифы, взяв зерна этой конопли, подлезают под покрывала и затем бросают зерна на раскаленные на огне камни. Насыпанное зерно курится и выделяет столько пара, что никакая эллинская парильня не может это превзойти. Скифы же, наслаждаясь парильней, вопят. Это у них вместо мытья: ведь они вообще не моют тело водой.

Женщины их растирают на шероховатом куске кипариса, кедра и ладанного дерева, добавляя воду, и этой перетертой густой массой натирают все тело и лицо. От этого они приобретают аромат. А на следующий день сняв пластырь, они одновременно становятся чистыми и блестящими» (IV, 74—75).

Как мы видим, в древности конопле находили важное практическое применение. Из нее делали одежду, причем настолько хорошую, что трудно было отличить конопляная она пли льняная.

Интересны сведения о походной бане. У кочевых пародов фундаментальных бань, разумеется, по было. В результате передвижного образа жизни была придумана вот такая своеобразная парильня.

По моему мнению, не следует буквально воспринимать слова Геродота о том, что скифы вообще не моют тело водой. Древний автор имел в виду, что у них нет обычных бань с горячей и холодной водой.

Важно подчеркнуть, что в горноалтайских курганах найдены приспособления для парильни, груды обожжен

ных камней, а в котлах сохранились даже обуглившиеся зерна конопли. А на одной из жердей была привязана кожаная фляга с конопляными зернами.

А во 2-м Пазарыкском кургане были найдены некоторые приспособления для курения конопли. Аналогичные находки встречаются и в других курганах.

Эта пагубная привычка, как мы видим, уходит корнями в глубокую древность. Современные исследователи по-разному объясняют скифский обычай курить коноплю. Некоторые из них видели здесь только своеобразную забаву и развлечение. Но такое упрощенное объяснение не раскрывает всей сложности этого явления.

Другие ученые предполагали, что Геродот в своем описании слил воедино ритуальное курение конопли и обычную парную баню. Выделяли даже три отдельных обычая: ритуальное очищение тела, парная баня и курение конопли. Высказаны и более сложные толкования, связанные с религиозными воззрениями скифов и своеобразной формой шаманства.

Особый интерес представляют сведения о том, как скифы хоронят своих царей. Геродот рассказывает об этом довольно подробно и красочно, со всевозможными деталями: «Могилы царей находятся в области герров, в том месте, до которого Борисфен судоходен. Здесь каждый раз, когда у них умирает царь, они роют в земле большую четырехугольную яму. Когда же она готова, берут труп, тело натирают воском, живот, разрезанный и очищенный, заполняют нарезанным купырем, благовониями, семенами сельдерея, аниса, зашивают и увозят тело на повозке к другому племени.

Те же, когда получают доставленный труп, делают в точности то же, что и царские скифы: отрезают себе часть уха, волосы обстригают кругом, на руках делают надрезы, лоб и нос расцарапывают, левую руку прокалывают себе стрелами.

Оттуда труп царя увозят на повозке к другому племени из тех, над которыми они властвуют; за ними следуют те, которых они посетили перед тем. Как только они, везя труп, обойдут всех, они оказываются у герров, занимающих среди подвластных им племен самые отдаленные края, и прибывают к могилам.

И затем, опустив тело в могилу на подстилку из соломы, воткнув копья по обеим сторонам трупа, кладут сверху бревна и потом покрывают камышовой плетенкой. В свободном пространстве могилы они хоронят, удушив,

одну из наложниц и виночерпия, и повара, и конюха, и слугу, и вестника, и лошадей, и начатки всего остального, и золотые чаши,— а серебром и медью они совсем не пользуются.

Сделав это, они все насыпают большой курган, соревнуясь между собой и стремясь сделать его как можно выше» (IV, 71).

Описание настолько живое и красочное, что невольно представляешь себе весь этот впечатляющий, торжественно кровавый обряд погребения скифского правителя. Узнать все эти подробности Геродот мог только от участника похорон.

Но на этом обряд погребения царя не закончился. Через год наступает продолжение. Геродот рассказывает: «По истечении года они опять делают следующее. Из оставшихся служителей берут самых подходящих. (Это природные скифы, так как царю прислуживают те, кому он прикажет, а слуг, купленных за деньги, у них нет.)

Так вот, удавив пятьдесят человек этих слуг и пятьдесять самых красивых лошадей, вынув у них внутренности и очистив, наполняют мякиной и зашивают.

Укрепив на двух бревнах перевернутую половину колеса, а другую половину колеса на двух других бревнах и воткнув таким образом много пар бревен, они затем, проткнув лошадей в длину до шеи толстыми кольями, поднимают их на колеса. Из этих колес те, что впереди, поддерживают плечи лошадей, а те, что сзади, подпирают брюхо ближе к бедрам, при этом обе пары ног висят в воздухе. Надетые на лошадей уздечки и удила они натягивают впереди и затем привязывают их к колышкам.

Каждого из пятидесяти удушенных юношей, усаживают по одному на лошадь, усаживая таким образом: в каждый труп втыкают вдоль позвоночника до шеи прямой кол; конец этого кола, который выступает снизу, они вбивают в просверлённое отверстие другого кола, проходящего сквозь тело лошади. Расставив таких всадников вокруг могилы, они уходят» (IV, 72).

Вот с такими многочисленными жертвоприношениями хоронили скифы своих царей. Где же находятся могилы скифских царей? Где они, эти степные пирамиды? Геродот помещает их в области Герров. Но вопрос о местоположении Герр долгое время вызывает острые оживленные дискуссии и до сих пор не решен.

Напомню, что по Геродоту Герры расположены в

40 днях плавания вверх по Борисфену. Исследователи, которые принимали эту цифру, искали Герры соответственно намного выше днепровских порогов — вплоть до Киева. Большинство же ученых считает, что расстояние в 40 дней плавания не соответствует действительности, и помещает Герры ниже днепровских порогов. Но и здесь среди специалистов нет единого мнения. Например, М. И. Артамонов, Б. И. Граков, А. И. Мелюкова и др. ищут царские могильники в Нижнем Поднепровье, а В. А. Ильинская, А. П. Смирнов и др.— в Среднем Поднепровье. Та и другая точки зрения имеют как сильные, так и слабые стороны.

В районе современных городов Запорожье и Никополь открыты богатейшие погребения скифской знати с уникальными золотыми и серебряными украшениями — ценнейшими произведениями искусства. Это — знаменитые курганы Чертомлык, Солоха, Мелитопольский, Толстая Могила, Гайманова Могила и др. Ознакомимся с некоторыми наиболее значительными открытиями.

Чергомлыцкий курган был раскопан в 1862—1863 гг. И. Е. Забелиным у Чертомлыцких хуторов (ныне с. Чкалово) вблизи Никополя. Это — один из самых больших скифских царских курганов. Он раскинулся в диаметре примерно на 130 м и взметнулся вверх на 20 м. Настоящая пирамида скифских степей!

Курган имел конусовидную форму. В основании насыпь была окольцована огромными каменными глыбами. От восточного сектора шла вымощенная камнем дорога длиной около 1,5 км. В насыпи кургана в нескольких местах обнаружены остатки 250 уздечек: удила, псалии, золотые обивки от седел, а также различные золотые и бронзовые украшения, бронзовые навершия и наконечники стрел. Эти находки залегали на глубине 6 м от вершины кургана.

А под насыпью, на подкурганпой поверхности к западу от центра залегали мощные скопления обломков амфор и лошадиных костей. Здесь же был скелет взнузданного перед смертью копя. Все это — следы тризны после погребения.

Кто же был похоронен здесь? Археологами открыты центральная катакомба и три сопровождающих ее захоронения коней с «конюхами». Была еще одна погребальная камера, которую одни исследователи считают впускной гробницей, а другие — основной частью центральной катакомбы.

Вход в погребальное сооружение был сделан в виде большого прямоугольного колодца глубиной 10 м. Специальные спуски в его углах вели в четыре подземные камеры длиной 5 м и шириной 4 м каждая. Что же в них открылось перед взорами исследователей?

В юго-западной гробнице были захоронены двое мужчин, прекрасно вооруженные, с множеством золотых украшений. У первого был головной убор конической формы, обшитый 29 золотыми бляхами, золотая гривна на шее, золотые браслеты и перстни на руках. Он был опоясан наборным бронзовым чешуйчатым поясом, на ногах — бронзовые поножи. На поясе — меч в золотых ножнах, горит со стрелами и нагайка, украшенная золотой лентой. Слева у головы лежали четыре наконечника копий, бронзовые и серебряные сосуды и горит, полный стрел.

Второй воин был погребен скромнее. На шее у него была золотая гривна, на руках — серебряные браслеты, кольцо, на поясе — меч и горит с ножом.

Это — слуги царя, его товарищи, умершие, чтобы охранять своего повелителя в загробном мире.

В северо-западной гробнице была похоронена женщина. Она лежала в деревянном расписном саркофаге. На голове у нее был головной убор конической формы с золотыми украшениями, в ушах золотые серьги, на шее — золотая гривна, на руках — два золотых браслета и десять таких же перстней. У правой руки лежало бронзовое зеркало. На ее платье было нашито множество золотых бляшек. Среди них бляшки с изображением Геракла, борющегося со львом, скифа, сражающегося с грифоном, и др.

Сбоку похоронили слугу или служанку. Рядом поставили 14 больших амфор. А в северном углу были серебряный лутерий великолепной работы и знаменитая серебряная амфора, украшенная различными фризами. На плечиках между ручек изображена сцена терзания оленя двумя грифонами. Ниже тулово амфоры опоясывает фриз, где скифские юноши ловят коней арканами, укрощают их и т. д. Ниже сосуд покрыт растительным орнаментом и изображениями голубей. Спереди сделан носик в виде крылатого коня Пегаса. А по бокам чуть выше ножки — еще два краника в виде львиных голов.

В юго-восточной камере исследователи обнаружили скелет собаки, бронзовый котел, пять амфор и остатки нескольких горитов с наконечниками стрел. А в глубине камеры удалось найти около 350 золотых украшений.

В северо-восточной камере были сложены царские одеяния. Среди их истлевших остатков найдено более 2500 золотых украшений. Обилие драгоценностей позволяет представить, какими роскошными были эти одеяния. Здесь же обнаружены шесть амфор, серебряная ложечка и маленький ящичек, видимо, ларец.

У входа был захоронен воин, видимо, призванный охранять эти сокровища. При скелете найдены горит (т. е. колчан) со стрелами, нож, бронзовая гривна и золотой перстень.

Теперь о так называемой впускной гробнице или, по мнению других ученых, основной части центрального захоронения. Она представляла собой прямоугольное подземелье размерами 5X7 м. Самое большое и, видимо, самое богатое сооружение. О том, сколько здесь было сокровищ, теперь можно только догадываться. Дело в том, что до археологов в гробнице еще в скифское время побывали грабители. Тусклый блеск золота зажигал алчные взоры у жаждущих легкой наживы во все времена. Этот блеск желтого дьявола был настолько силен, что побеждал всякий страх перед земными и небесными карами. Не останавливала даже угроза смертной казни. Ради наживы грабили не только живых, но и мертвых, даже царей.

Грабители прорыли ход от северной части кургана и вышли прямо на погребальную камеру. Несомненно, они хорошо знали устройство кургана, может быть, сами участвовали в его сооружении и прекрасно сориентировались в ночь ограбления.

Что иге осталось здесь после грабителей? Археологи обнаружили остатки разграбленного мужского погребения. Из всех сокровищ, которые были положены рядом с погребенным царем, случайно уцелели два перстня и золотая обивка от ножен. Оставили также бронзовый котел и древнегреческий светильник. Сколько же драгоценностей, уникальных произведений искусства погибло для науки?!

Но, фортуна оказалась благосклонной не только к грабителям, по и к ученым. Исследователи обнаружили в стенах подземелья три глубокие ниши, которые, к счастью, не были замечены непрошеными ночными посетителями.

В северной нише лежали прекрасной работы меч с отделанной золотом рукояткой, золотая оправа от ножа и бронзовая чаша. В западной нише были остатки ист-

девших одеяний, когда-то очень роскошных, расшитых множеством золотых украшений. Перед нишей удалось собрать около 700 золотых бляшек.

Южная ниша служила сокровищницей. У ее края были положены бусы, золотые бляшки и другие украшения. А в глубине в левом углу царю сложили бронзовые боевые пояса, ножи, железные крюки и скобы. В правом же углу пиши лежали три прекрасных меча с золотыми рукоятками, еще один меч в ножнах с золотой обивкой, точильный брусок в золотой оправе, золотое ожерелье, золотые ажурные бляхи и горит с золотой обивкой, на которой изображен эпизод из мифа об Ахилле. Эта интереснейшая сцена показывает, как Одиссей нашел молодого Ахилла, которого мать спрятала в женской одежде среди дочерей царя Ликомеда, чтобы тому не идти на Троянскую войну. Одиссей пришел к ним под видом купца и предложил свои товары. Но среди предметов, интересующих женщин, он положил меч. Ахилл совершенно непроизвольно схватил, разумеется, оружие и был тут же узнан.

Найденный шедевр древней торевтики выполнен, бесспорно, талантливым греческим мастером по заказу скифского царя. Это уникальное произведение искусства вместе с другими выдающимися находками свидетельствует о высоком уровне скифской культуры, о знакомстве скифов с греческой мифологией.

Теперь попытаемся ответить на вопрос, что же это за погребальная камера. Впускная гробница или основная часть центрального сооружения? Мне представляется правильной вторая точка зрения. Изучение и сопоставление всего комплекса погребений в кургане показывает, что эта погребальная камера и по своему местоположению, и по размерам, и по богатству и количеству сокровищ является основным захоронением. А к нему примыкает северо-западная гробница, в которой была похоронена, вероятно, любимая жена царя.

Таков был погребальный комплекс центрального сооружения. А к западу от его входа археологи обнаружили захоронение коней и «конюхов». В трех ямах лежали скелеты 11 лошадей. На их уздечках и седлах было много золотых и серебряных украшений. А рядом были похоронены два воина с оружием и несколькими золотыми и серебряными украшениями, которых условно можно назвать конюхами.

Итак, мы вкратце ознакомились с материалами раско

пок знаменитого Чертомлыцкого кургана. Нетрудно убедиться, что описанный Геродотом обряд похорон скифского царя в основном подтверждается.

Казалось бы, можно уверенно локализовать Герры в районе Запорожья — Никополя. Но так ли это? Все гораздо сложнее. Дело в том, что исследованные здесь богатейшие захоронения скифских царей относятся к IV—III вв. до н. э., т. е. к послегеродотовскому времени. Могильники более раннего времени здесь не найдены. А в Среднем Поднепровье в районе р. Сулы имеются большие курганные некрополи VI—V вв. до н. э., т. е. времен Геродота. Но эти погребения не отличаются особым богатством и пышностью и вряд ли могут считаться царскими. Поэтому вопрос о местоположении Герр окончательно еще не решен. Кроме того, были высказаны и другие точки зрения о том, где искать описанные Геродотом царские курганы скифов. Некоторые исследователи указывали их даже на Кавказе.

Познакомимся с некоторыми выдающимися открытиями последних лет в области скифоведения. Они связаны в первую очередь с раскопками курганов скифской знати, где были сделаны уникальные находки.

В 1971 г. близ г. Орджоникидзе Б. Н. Мозолевским был раскопан курган Толстая Могила. Под насыпью высотой 8,6 м были захоронены знатный скифский вельможа, его жена и ребенок. Центральная могила была ограблена еще в древности. После грабителей здесь остались части бронзовой булавы, золотые обкладки ритона, обломки серебряных сосудов, золотые бляхи от горита и другие вещи.

Удача ждала исследователей в дромосе (коридор, ведущий в могилу). Здесь еще в древности обрушился свод. Это и спасло от грабителей часть вещей. Перед взором археологов предстали бронзовый светильник, лутерий, амфора с тремя ручками, три колчанных набора, золотые украшения от нагайки, меч с обложенной золотом рукоятью и ножнами и главная находка — уникальная золотая пектораль. А поперек входа был захоронен слуга.

Восточнее входа в центральную гробницу находились две могилы со скелетами шести лошадей, сбрую которых украшали прекрасные золотые и серебряные наборы. Рядом же похоронили и «конюхов». При одном из погребенных найдены золотая гривна, железный браслет, два ножа и колчан.

В боковой гробнице была похоронена молодая женщи-

на 20—30 лет. Ее одежду украшало множество золотых бляшек, головной убор расшит золотыми лентами, у головы — подвески с изображением богини, сидящей на троне, на шее — массивная золотая гривна со скульптурными фигурками львов, преследующих оленя, на рунах — пластинчатые браслеты, перевязи из бус и 11 перстней. В изголовье стояли серебряный кубок, чернолаковая миска и несколько стеклянных сосудов, а ниже лежало бронзовое зеркало.

Справа от женщины был захоронен двухлетний ребенок, очевидно, мальчик. При нем были золотые маленьких размеров украшения: гривна, сережки, бляшки от одежды, перстень, в руке — пластинчатый браслет. В саркофаге находились миниатюрные серебряные сосуды: килик, ритон и кубок. Рядом в небольшой хозяйственной нише найдены бронзовый котел, сковородка и кости жертвенного животного.

Вместе с женщиной и ребенком были похоронены четверо слуг, которые сопровождали свою госпожу и ее сына.

Несколько слов о рве, который окружал курган. Там были найдены следы обильной тризны: обломки амфор, кости коня, дикого кабана и лося. А с внутренней стороны рва вся площадка, где совершалась тризна, была сплошь покрыта обломками амфор. Исследователи подсчитали, что в тризне и строительстве кургана могло принять участие до 2500 человек.

Б. Н. Мозолевский считает, что это захоронение по времени несколько предшествует Чертомлыцкому кургану и относится к середине — началу третьей четверти IV в. до н. э.

Курган Гайманова Могила был раскопан в 1969— 1970 гг. под руководством В. И. Бидзили. В нем были также ограбленные еще в древности центральная могила и три впускные. Наиболее интересные находки были сделаны в северной могиле. Здесь за головой центрального (мужского) погребения был не замеченный грабителями тайник. В небольшой круглой яме лежали серебряный килик, два серебряных кубка, два ритона с золотыми наконечниками, два деревянных сосуда с золотыми обивками, серебряная позолоченная чаша с боковыми ручками-упорами.

Последняя находка — уникальная. На широком фризе чаши мы видим две пары скифских вельмож и двух прислуживающих нм скифов. Чаша изготовлена по образцу

скифских сосудов талантливым мастером и, бесспорно, является выдающимся произведением античного торевта.

Уникальные находки были сделаны также в Мелитопольском кургане, раскопанном А. И. Тереножкиным в 1954 г. Здесь в мужской могиле на полу перед входом был обнаружен не замеченный грабителями тайник. В нем лежали боевой пояс с бронзовым покрытием, портупейное украшение из 50 золотых блях с изображением сидящей богини с зеркалом и стоящего перед ней скифа с ритоном, а также горит с золотой обивкой со сценами из мифа об Ахилле. Эта обивка — также один из выдающихся шедевров античной торевтики.

Среди других известных скифских курганов следует пазвать раскопанные Б. Н. Мозолевским курган Хомина Могила, Малый Чертомлык, а также ряд других памятников. Одна из замечательных находок Хоминой Могилы — золотая фигурка вепря, которая служила ручкой деревянного сосуда.

На степных просторах Причерноморья есть еще немало впечатляющих своими размерами курганов, храпящих тайны древней Скифии. Они ждут своих исследователей. Впереди — новые раскопки и интересные находки.

Вернемся, однако, к Геродоту. Описав нам царские похороны, он рассказывает также о том, как хоронят простых скифов: «Так они хоронят царей. Других же скифов, когда они умрут, самые близкие родственники везут, положив на повозки, к друзьям. Каждый из этих друзей, принимая сопровождающих у себя, обильно их угощает и ставит возле трупа все то же, что и другим. Частных людей возят так сорок дней, затем погребают их. Совершив погребение, скифы очищаются таким способом: вымыв и умастив головы, они проделывают с телом следующее. Поставив три жерди, наклоненные одна к другой, они натягивают вокруг них шерстяные покрывала. Сдвинув покрывала как можно плотнее, они кидают в чан, поставленный в середине жердей и покрывал, раскаленные докрасна камни» (IV, 73).

Сведения о том, что покойника возят к друзьям, подтверждает аналогичный обычай у осетин. У них покойника оплакивают не только родственники, но и вся округа. Там же зафиксирован обряд, когда покойника перед выносом на кладбище сначала кладут на сани в любое время года. Б. А. Калоев видит здесь отголоски обычая возить умершего царя по земле всех подвластных ему племен.

Описанный Геродотом обряд очищения полностью подтверждается находками в курганах скифского времени Горного Алтая. В условиях мерзлоты там прекрасно сохранились изделия из ткани, кожи, войлока, дерева и других материалов. Как отмечает С. И. Руденко, во всех Пазарыкских курганах, широко известных своими знаменитыми находками, найдены связанные вверху ремнем жерди, на которые накидывались войлочные или кожаные покрывала. А в погребальной камере 2-го Пазарык-ского кургана обнаружены две связки по шесть жердей каждая, стоявшие над бронзовыми курильницами или котлами, которые были наполнены обожженными камнями, причем ручки котлов были обернуты берестой.

Такие сооружения, по всей вероятности, скифы воздвигали и в курганах степной и лесостепной Скифии, но они не сохраняются и оставляют очень мало следов.

А горноалтайские курганы по сохранности находок представляют собой уникальное явление и дают богатейшие материалы, которые практически невозможно получить в других регионах. Как подчеркивает С. И. Руденко, они полностью подтверждают описанный Геродотом погребальный ритуал. Здесь все соответствует данным Геродота: форма и устройство погребальной камеры, роскошная колесница, богатая сбруя лошадей, захороненных вблизи последнего пристанища хозяина, умерщвленные воины, слуги, наложницы, последовавшие за своим повелителем в загробный мир, бальзамирование тела умершего и т. д.

Источник статьи: http://www.sno.pro1.ru/lib/agbunov_puteshestvie_v_skifiju/5.htm

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *